<<
>>

14.2. Чрезвычайное законодательство в системе законодательства Российской Федерации

Общепризнанной является точка зрения о том, что каждому типу государства соответствует определенный тип права. Чем совершеннее государство, тем демократичнее его правовая система и наоборот.
Говоря о национальных системах законодательства, следует отметить, что каждое государство одновременно имеет как бы две системы законодательства, рассчитанные на различные случаи жизни. Ведь одним из основных качеств законодательства (как и правовой системы) является его универсальность.

Первая система законодательства является основной и постоянно действующей. Она предназначена регулировать общественные отношения в повседневных условиях функционирования общества.

Вторая система законодательства - резервная, которая вводится и начинает действовать только при наступлении чрезвычайных ситуаций мирного или военного времени. По своей сути она является более жесткой.

Может содержать в себе не только ужесточение мер юридической ответственности за совершаемые в это время правонарушения. Предусматривается ограничение, и даже временный запрет на осуществление неотъемлемых прав и свобод, принадлежащих личности и отражаемых в текстах конституций. Государство, с учетом создавшейся ситуации, оставляет за собой право на введение подобных ограничений. Такие полномочия допускаются и нормами международного права.

Действия государства в этом случае могут быть сравнимы, конечно, с определенной долей условности, с действиями лиц, находящихся в состоянии крайней необходимости. Потому что посредством введения в действие специально принимаемых для рассматриваемых ситуаций нормативных актов вводятся определенные ограничения ряда конституционных полномочий, гарантированных в обычных условиях субъектам права - физическим и юридическим лицам. Это вынужденные меры, носящие временный характер и направленные на сохранение (защиту) не только самого государства, но и интересов личности и общества в целом.

Уместно вспомнить, что под крайней необходимостью в законодательстве Российской Федерации понимается состояние, когда субъект права, причиняя вред общественным отношениям определенного вида, одновременно предотвращает больший ущерб[228].

Формирование крайней необходимости как правового института началось еще в глубокой древности. В трудах Аристотеля, Ульпиана, Цицерона и других выдающихся мыслителей она рассматривалась как столкновение интересов нескольких сторон, когда спасение одного из них было возможно только за счет другого. В последующем, под влиянием доктрины естественного права, в разработке проблемы крайней необходимости стали принимать участие не только юристы, но и философы[229]. Одновременно с совершенствованием государственно-правового механизма более четкие границы и черты приобрел институт крайней необходимости, получивший свое закрепление в нормах международного права, а также в различных отраслях национальных правых систем. Право на определяемый чрезвычайными обстоятельствами характер действий получили не только юридические и физические лица, но и само государство по отношению к тем, за кого оно несет ответственность, - личность и общество.

В современных условиях не всегда может служить доказательством добросовестности введение чрезвычайных мер ссылками на крайнюю необходимость. Сиракузские принципы толкования ограничений и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах (1984 г.) определяют, что такие ограничения и отступления государства-участники могут применять «только в случаях исключительной и действительной или неминуемой опасности, которая угрожает жизни нации» и «только тогда, когда существуют достаточные гарантии и эффективные средства правовой защиты против злоупотреблений». Запрещается применение ограничений прав со ссылкой на угрозы национальной безопасности в качестве причины, если речь идет о предотвращении «только местной или относительно изолированной угрозы закону или порядку».

В обычных, повседневных условиях государство принимает и реализует законы, регламентирующие правила поведения, глубоко укоренившиеся в общественном сознании. Реализация чрезвычайного законодательства влечет за собой необходимость введения ограничительных мер на основные конституционные права и свободы, определяемые государством. В этом случае также можно говорить о соблюдении принципов демократии, но в более узком объеме, позволяющем сохранить незыблемость базисных институтов общества.

Парадигма[230] чрезвычайного законодательства наиболее полно проявляется в определении целей его воздействия на общественные отношения. Таковыми для Российской Федерации являются установленные ограничительные меры временного характера, направленные на защиту «жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз»[231] посредством:

устранения обстоятельств, посягающих на нарушение прав и свобод человека и гражданина, а также защиту конституционного строя Российской Федерации[232];

создания условий для отражения или предотвращения агрессии против Российской Федерации[233]. Любой вид законодательства в процессе реализации основывается на определенных принципах, под которыми принято понимать «основное исходное положение, основная особенность, руководящее начало»[234].

Институциональные принципы действия чрезвычайного законодательства нашли свое отражение в источниках его формирования, а именно: текстах международных документов, Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов и федеральных законов. К ним следует отнести: его заблаговременную разработку; законность; обоснованность; парламентский контроль; соблюдение баланса интересов личности, общества и государства; соответствие вводимых ограничений характеру и реальности угроз; временный характер действия; уведомление мирового сообщества и сопредельных государств о введении в действие чрезвычайного законодательства.

Функциональные принципы общего и предметно-специального характера определяются в процессе деятельности конкретных государственных структур по реализации чрезвычайного законодательства в рамках имеющейся компетенции. Они находят свое отражение, как правило, в законах и подзаконных нормативных правовых актах. Применение на практике конкретных принципов зависит от оснований ввода в действие конкретного вида чрезвычайного законодательства.

Право, являясь формой выражения законодательства, выполняет роль одежды, предназначенной защищать государство и тех, за кого оно отвечает (граждане, общество), от неблагоприятных воздействий. В зависимости от «метеорологических условий» государство примеряет ту или иную одежду. Наиболее комфортно ей в легких, демократических туалетах, но в запасе оно в обязательном порядке должно иметь и не всегда удобную, тяжеловатую, но крайне необходимую для сохранения общественного здоровья одежду.

Особые правовые режимы, вводимые при наступлении ЧС различного вида на основе норм чрезвычайного законодательства, следует отнести к пограничной области права. Они наиболее четко, нежели иные правовые институты отражают социальную природу органов власти и сущность политического режима в государстве. Чрезвычайное законодательство, отражая универсальный характер права, может быть не только эффективным средством защиты конституционных прав и свобод субъектов права, но и мощным (но не всесильным) оружием насилия в руках государства. Чрезвычайное законодательство в большей степени, нежели обычное отражает государственную идеологию, которая может быть как средство интеграции, консолидации общества. В то же время, государственная идеология может насильно навязываться народу, а значит и не быть приемлемой им.

Чрезвычайное законодательство, как и обычное, обладает системностью и иерархичностью. Первое качество заключается в том, что основным системообразующим фактором выступает его объект правового воздействия, которым являются интересы личности, общества и государства в чрезвычайных ситуациях.

Кроме того, особенностью чрезвычайного законодательства является то, что его реализация осуществляется посредством выполнения определенных функций всеми ветвями власти на различных управленческих уровнях. В большей степени это относится к органам исполнительной власти. Среди них наибольшая нагрузка выпадает на:

МЧС РФ (в рамках выполнения мероприятий ГО, организация защиты населения от техногенных и природных аварий, организация выполнения вопросов мобилизационной подготовки);

министерство обороны (военное время, осуществление мероприятий по поддержанию режима военного положения, участие в контртеррористической операции);

МВД РФ (в силу его многопрофильное™ - борьба с преступностью, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, участие в выполнении мероприятий ГО, участие в контртеррористической операции, а также в обеспечении мероприятий по соблюдению положений особых правовых режимов чрезвычайного и военного положений и т.д.).

Иерархичность чрезвычайного законодательства выражается в том, что в качестве источников формирования выступают различные по юридической силе нормативные акты, образующие как - бы пирамиду. Ее вершину занимают нормы международного права. В большей или меньшей степени разработанности каждое государство имеет собственную систему чрезвычайного законодательства, базирующуюся на историческом опыте своего развития с учетом национальных, идеологических, политических, культурных, классовых, религиозных и иных особенностей и традиций. Нормы национального чрезвычайного законодательства отражают общие требования в этой сфере человеческого бытия, которые содержатся в нормах международного права. Особенно заметно такая зависимость стала проявляться после окончания Второй мировой войны (1939 - 1945 гг.). Возникновение ООН (1945 г.) и иных международных организаций (специализированных или континентальных) придало такому процессу упорядоченный и более предметный характер.

Например, комитет по санкциям Совета Безопасности (СБ) ООН ведет «черный список», в который включает международных террористов.

12 августа 2003 года он своим решением внес в этот список Шамиля Басаева. Теперь ему запрещен въезд в другие страны, замораживаются личные счета и запрещается финансирование любой его деятельности. Это один из примеров консолидации усилий мирового сообщества в борьбе с терроризмом, являющимся в соответствии с чрезвычайным законодательством России одним из оснований введения в действие особого правового режима чрезвычайного положения.

Во избежание повторения трагических ошибок мировое сообщество пришло к необходимости разработки условий (критериев) применения государствами чрезвычайного законодательства. Их основные положения отражены в ныне действующем чрезвычайном законодательстве Российской Федерации.

С середины ХХ столетия международное право стало выполнять роль интегратора в процессе формирования национальных правовых систем. Оно создает «условия для все более активного использования «правовых образцов» других стран, ... гармонизации национальных законодательств и тесного переплетения национальных и «внешних» норм». По своей природе являясь преимущественно договорным, оно уделяет большое внимание процедуре заключения и выполнения международных договоров[235].

В современных условиях возможность введения в действие чрезвычайного законодательства, как было отмечено в докладе специального докладчика ООН Н. Кестье (Франция), представленном 27 июля 1982 года 35 сессии Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств (Экономический и Социальный Совет ООН, Комиссия по правам человека), может быть совместимо с демократическими принципами при выполнении следующих условий:

если такое законодательство принято до возникновения кризиса;

если оно содержит процедуры, предусматривающие предварительный и последующий контроль;

если предусматривается, что оно будет применяться как временная мера.

Заблаговременный характер разработки чрезвычайного законодательства выполняет одновременно несколько функций: политическую; психологическую; организационную; экономическую и т. д. Кроме того, это позволяет не только создать основы механизма его реализации, но и минимизировать в рассматриваемых условиях случаи возникновения применения права по аналогии. В основном это необходимо для норм административного и уголовного права, где аналогия закона запрещена.

Введение в действие чрезвычайного законодательства предполагает разработку механизма его реализации, содержащего процедурные и материальные гарантии. Он должен включать в себя: основания введения; указание на должностное лицо или прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц; перечень дополнительных обязанностей, возлагаемых на физические и юридические лица; применительно к государствам с федеративным устройством - временные изменения в разграничении предметов ведения и полномочий между федеральным центром и субъектами федерации.

Конституция России, а если быть более точным, - ее отдельные статьи, отражающие различные стороны проблем чрезвычайных ситуаций, является первичным внутригосударственным источником формирования чрезвычайного законодательства. Они расположены практически во всех главах конституции. Содержащиеся в них правовые предписания в зависимости от адресата изложены различными способами: императивными (запрет на создание чрезвычайных судов); управомочивающими (полномочия в рассматриваемой сфере Президента, Федерального собрания и Правительства России); предписывающими (характер вводимых ограничений при ЧС).

В развитие конституционных положений и в целях их дальнейшей конкретизации приняты федеральные конституционные и федеральные законы («О безопасности», «Об обороне», «О чрезвычайном положении», «О военном положении», «О гражданской обороне», «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и т.д.), иные подзаконные нормативные акты (Указы Президента, Постановления Правительства, нормативные акты субъектов Федерации, нормативные акты федеральных органов исполнительной власти и т.д.).

На процесс формирования системы как обычного, так и чрезвычайного законодательства значительное влияние оказывает принадлежность государства к определенному виду правовой семьи.

В теории права соотношение категорий «система права» и «система законодательства», а также «право» и «законодательство» понимаются неодинаково. Авторы работ в области теории права, исследуя эту проблему, как правило, приходят к выводу, что эти категории однопорядковые, но не тождественные системы. Законодательство выступает формой выражения права[236].

Специфика права выражается в том, что это особое, обладающее объективными свойствами социальное явление. Право рассматривается как более широкая категория по отношению к законодательству. Такой подход обусловлен несколькими причинами.

Во-первых, процесс формирования права предполагает наличие у него нескольких источников: правовой обычай; нормотворчество самого государства; международные и внутригосударственные договора, носящие нормативный характер; судебные или административные прецеденты.

Во-вторых, законодательство создается только самим государством, выражая волю законодателя. В свою очередь, право носит более естественный характер. Основное его содержание, направленное на объективное регулирование общественных отношений, формируется еще до принятия нормативных актов[237].

Памятуя о необходимости полного и эффективного исполнения правовых предписаний, законодатель обязан учитывать ряд разнообразных условий: политических, идеологических, экономических, религиозных, социальных, т.е. будущей «среды обитания» принимаемого нормативного правового акта.

Наука теории государства и права рассматривает государство и право в неразрывной взаимосвязи. Подобное условие необходимо соблюдать и при характеристике чрезвычайного законодательства. В соответствии с этим требованием и сформировавшимся подходом к классификации чрезвычайных ситуаций (ЧС), на которые государство обязано реагировать, в том числе и правовыми методами, чрезвычайное законодательство по периодам времени действия можно сгруппировать следующим образом:

чрезвычайное законодательство революционного периода (гражданская война); чрезвычайное законодательство военного времени (состояние войны и военное положение)[238]; чрезвычайное законодательство мирного времени (чрезвычайное положение и правовой режим проведения контртеррористической операции).

Правоотношения, возникающие в процессе действия чрезвычайного законодательства, регламентируются различными отраслями законодательства. Поэтому нормы чрезвычайного законодательства, в отличие от обычного, не имеют систематизированной формы. Они группируются в виде отдельных нормативных правовых актов (законы, указы), но в основном разбросаны по отраслям законодательства. Это позволяет сделать вывод о том, что чрезвычайное законодательство является составной частью обычного законодательства государства и имеет системный характер.

Необходимо отметить, что чрезвычайное законодательство имеет много общего с административным законодательством. В силу объема и многообразия регулируемых общественных отношений оно, по мнению ученых и практиков, также не поддается кодификации. Неоднократные попытки опровергнуть это оказывались неудачными. Как точно отметил Ю.П. Соловей, «в Общеправовом классификаторе отраслей законодательства... «административное законодательство» как самостоятельная отрасль отсутствует, будучи «разбросанным» по иным классификационным группам»[239].

Сходство административного и чрезвычайного законодательства проявляется еще и в том, что их следует считать не отраслью, а комплексом законодательства. Среди ученых - правоведов по-прежнему отсутствует единство точек зрения на признание некоторых отраслей права комплексными (предпринимательское, хозяйственное, муниципальное). Противники этой точки зрения5, по нашему мнению, достаточно обоснованно считают, что комплексным может быть только законодательство, отдельные нормы которого могут одновременно использоваться различными отраслями права.

Исследователи (Ю.А. Тихомиров, И.Л. Бачило) отмечают применительно к административному праву, что оно выступает «правоформирующей отраслью», оказывающей самое непосредственное влияние на развитие ряда отраслевых законодательств - финансовое, налоговое, муниципальное, земельное, экономическое, информационное и другие.

Формирование новой отрасли законодательства - не только достаточно сложный, но и исторически длительный и не всегда равномерный процесс. Основанием и причиной возникновения регуляторов общественных отношений, каковыми являются право и законодательство, всегда выступает потребность в них общества в целом. В общей теории права подобный подход получил название источника права в материальном смысле. Если рассматривать это явление более конкретно, то такой причиной считается наличие и реальное существование объектов, по поводу которых возникают определенные общественные отношения, а также формирование и реализация определенных видов социально значимой деятельности.

Активный нормотворческий процесс в Российской Федерации повлек за собой необходимость его систематизации и унификации банков данных правовой информации. В этих целях Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 г. №2171 был утвержден общеправовой классификатор, включавший в себя 45 отраслей законодательства[240]. На смену ему Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года № 511 был принят классификатор правовых актов[241]. Нормы чрезвычайного законодательства расположены в нем по следующим разделам:

Оборона - включает в себя 13 блоков, среди которых: организация обороны; управление обороной; мобилизационная подготовка; состояние войны; военное положение; мобилизация; гражданская оборона; территориальная оборона и т.д.

Безопасность и охрана правопорядка - включает в себя 8 блоков: общие положения; силы обеспечения безопасности (Совет Безопасности Российской Федерации, ФСБ, органы внешней разведки, органы пограничной службы, органы государственной охраны, органы налоговой полиции, органы внутренних дел . ); безопасность государства (охрана государственной границы, чрезвычайное положение, вооруженные конфликты немеждународного характера, государственная тайна, обеспечение безопасности объектов государственной охраны, внешняя разведка, контрразведка ...); безопасность общества (информационная, пожарная, промышленная, радиационная, санитарно-эпидемиологическая и экологическая безопасность.); безопасность личности; средства обеспечения безопасности. .

Исторические факты свидетельствуют, что важную, а может и определяющую роль в формировании системы законодательства, в том числе и чрезвычайного, играют политические режимы государства. Если обобщить высказываемые точки зрения, то под выражением «политический режим» следует понимать совокупность применения определенных форм и методов, используемых властными структурами (должностные лица и органы власти) в процессе реализации своих полномочий по управлению делами государства.

«На крутых поворотах», переживаемых обществом, наиболее часто используемой формой государственно- политического устройства является авторитарный (от латинского аис1оп1а8-власть) режим. Как правило, он возникает в странах, где происходит замена общественного строя на противоположный по своему содержанию. Этот процесс сопровождается резкой поляризацией политических сил. Когда преодоление политических и экономических кризисов демократическими средствами становится невозможным, то в действие вступает чрезвычайное законодательство.

Возникновение, развитие и совершенствование чрезвычайного законодательства шли параллельно с процессом формирования обычного законодательства. Вначале это выражалось в виде отдельных статей, содержащих более строгие санкции за преступления, совершаемые в условиях чрезвычайных ситуаций. Идеологическим источником формирования законодательства такого вида выступали мировоззрения выдающихся мыслителей (Цицерон, Ш. Монтескье, В.М. Гессен), признающих необходимость выбора пути, связанного с временным ограничением прав и свобод («набросить на свободу покрывало»), когда решается вопрос о спасении государства.

Уже на заре развития цивилизации человечество стало считать отягчающим вину обстоятельством совершение преступлений в условиях общественных бедствий. Подобные юридические конструкции применяются и в современном законодательстве. В законах царя Хаммурапи, правившего Вавилоном (ХУ111 в. до н. э.), это было сформулировано следующим образом: «Если в доме человека вспыхнет огонь и человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на пожитки хозяина дома и возьмет себе что-нибудь из пожитков хозяина дома, то этого человека должно бросить в этот огонь»[242].

Процесс зарождения чрезвычайного законодательства, имеющего обособленный, а значит и более предметный характер, также насчитывает многовековую историю. Еще римские юристы отмечали, что «особое право - это то, которое введено властью, установившей его в отклонение от точного содержания (общих норм) для удовлетворения какой-нибудь потребности»[243].

Формирование института чрезвычайного законодательства в государственно-правовом механизме большинства стран в виде принятия специальных законов относится к периоду их перехода от абсолютизма к конституционным монархиям. Первые законодательные акты о чрезвычайном положении были приняты: во Франции (1848 г.), в Пруссии (1851 г.), в Австрии (1869 г.), в Испании (1870 г.), в России (1881 г.).

Отметим основные черты чрезвычайного законодательства. Они заключаются в том, что чрезвычайное законодательство:

является составной частью обычного законодательства и базируется на нем;

обладает системным характером;

его содержание должно иметь направленность на защиту не только государства, но личности и общества;

более жесткий по отношению к обычному законодательству характер регулирования общественных отношений;

для позитивного поведения субъектов предпочтение отдается использованию мер запретительного характера, а не дозволениям;

в процессе реализации должно предусматривать, чтобы степень вводимых ограничений, основания и продолжительность контролировались не только самим государством, но и мировым сообществом;

при введении в действие предусматривает необходимость создания специальных органов управления или изменения полномочий у постоянно действующих;

по времени действия оно подразделяется на мирное и военное;

по продолжительности действия подразделяется на: ограниченный законом срок (режим чрезвычайного положения); на срок окончания действия чрезвычайных обстоятельств, послуживших причиной введения в действие чрезвычайного законодательства (прекращение войны, достижение целей проводимой контртеррористической операции);

вводит ограничения, подразделяющиеся на комплексные, системные и отдельные.

Отмеченные выше основные черты чрезвычайного законодательства позволяют сформулировать определения ряда дефиниций и сделать характеризующие их выводы.

1. Под теорией чрезвычайного законодательства Российской Федерации следует понимать совокупность научно обоснованных взглядов на: его структуру, сущность, принципы и пути развития; государственно-правовой механизм его реализации, направленный на осуществление защиты интересов личности, общества и государства присущими ему формами и методами с учетом складывающихся обстоятельств; его роль и место в системе обычного законодательства.

2. Чрезвычайное законодательство Российской Федерации представляет собой совокупность нормативных правовых актов различной юридической силы, обладающих внутренним организационным единством и системным характером, являющееся составной частью системы действующего законодательства государства, основывающееся на соответствии нормам международного права, вступающее в юридическую силу на определенный срок при наступлении чрезвычайных ситуаций мирного или военного времени и предусматривающее возможность ограничения конституционных прав и свобод определенного вида субъектов права.

3. Субъектами правоотношений, возникающих на основе действия норм чрезвычайного законодательства, являются индивиды (граждане) и организации, способные по своим качествам быть «носителями субъективных прав и обязанностей»[244]. К физическим лицам, как субъектам рассматриваемых правоотношений, относятся граждане Российской Федерации, а также находящиеся на ее территории иностранцы и лица без гражданства. Они должны обладать двумя качествами:

правовым статусом - закрепленными в законодательстве правами и обязанностями;

правосубъектностью, которая по международным нормам права неотделима от личности, носит всеобщий характер и гарантируется государством.

4. Объектом чрезвычайного законодательства выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе функционирования государственного механизма по обеспечению безопасности личности, общества и государства. В зависимости от видов и характера угроз они могут возникать практически во всех сферах жизнедеятельности общества.

Основными объектами правового воздействия чрезвычайного законодательства следует считать общественные отношения, возникающие в процессе реализации государством оборонной и правоохранительной функций. В то же время, под его регулирующее воздействие подпадают и другие функции государства - экономические и социальные. Среди оснований введения в действие особого правового режима чрезвычайного положения законодатель указал и социальные конфликты.

Законодательство Российской Федерации предусматривает предоставление пострадавшим от воздействия чрезвычайных ситуаций гражданам определенных социальных внеочередных льгот. Например, «гражданам, утратившим единственное жилое помещение в городе Москве в связи с чрезвычайными ситуациями»[245], жилые помещения, находящиеся в собственности города Москвы, наряду с другими категориями граждан (дети-сироты, дети-инвалиды, больные туберкулезом в открытой форме ...), предоставляются вне очереди (п. 3 ст. 1).

5. Предметом чрезвычайного законодательства являются: виды чрезвычайных ситуаций, выступающие как угроза личности, общества и государства; предупредительно - пресекательные меры, используемые государством; административно-правовые режимы, устанавливаемые на определенный период времени и рассматриваемые как один из основных способов защиты интересов личности, общества и государства от вредоносного воздействия.

6. Государство, являясь основным элементом политической системы общества, обязано иметь резервную законодательную систему, предназначенную для защиты провозглашенных конституционных прав и свобод субъектов права. Эта система должна носить легальный характер и разрабатываться заблаговременно в мирное время. Она предусматривает варианты усиления государственной власти и, в первую очередь, органов исполнительной власти.

7. Чрезвычайное законодательство должно содержать несколько видов законодательных актов, рассчитанных на реагирование различных по степени опасности для личности, общества и государства угроз. Вводя в действие адекватный угрозе вид чрезвычайного законодательства, государство определяет: степень ограничения тех или иных свобод; срок действия вводимых ограничений; необходимость создания специальных органов власти для их реализации; формы контроля за их деятельностью.

<< | >>
Источник: Доктор юридических наук, профессор Мелехин А.В.. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА: учебник с учебно-методическими материалами (второе дополненное и переработанное издание). – М.. 2009

Еще по теме 14.2. Чрезвычайное законодательство в системе законодательства Российской Федерации:

  1. Статья 1. Уголовное законодательство Российской Федерации
  2. ОСОБЕННОСТИ ВАЛЮТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. Тема 2. ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. Регулирование труда лиц, работающих в организациях Вооруженных Сил РФ и федеральных органах исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба, а также работников, проходящих заменяющую военную службу альтернативную гражданскую службу
  5. Глава 1. Особенная часть уголовного права и законодательства Российской Федерации. Ее эволюция, понятие, система и значение при квалификаци
  6. Ответственность за нарушение валютного законодательства Российской федерации и актов органов валютного регулирования
  7. ТЕМА 5. Источники электорального права и система избирательного законодательства Российской Федерации
  8. 9.3. Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве
  9. Статья 281. Нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации
  10. Статья 283. Основания применения мер принуждения за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации
  11. Статья 7. Применение мер таможенно-тарифного регулирования и запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, а также актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в таможенном деле Статья 8. Действие международных договоров Российской Федерации в области таможенного дела
  12. Статья 3. Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и международно-правовые акты
  13. 18.2. Методы и формы конкурентного регулирования, установленные в законодательстве Российской Федерации в области внешнеэкономиче­ской деятельности, и основные полномочия уполномоченных органов ис­полнительной власти по их применению. Правовое положение, цели, функции, задачи, полномочия Комиссии Правительства Российской Фе­дерации по защитным мерам во внешней торговле и таможенно- тарифной политике
  14. 7.7. Чрезвычайные государственно-правовые режимы в законодательстве Российской Федерации
  15. 14.2. Чрезвычайное законодательство в системе законодательства Российской Федерации
  16. 12.3.1. Чрезвычайное законодательство в системе законодательства Российской Федерации
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -