<<
>>

Советская Россия — опыт осуществления «диктатуры пролетариата» в процессе строительства социалистического государства и права

Первой социалистической страной в истории стала Советская Россия, пережившая перед этим три революции в течение двух деся­тилетий — антиабсолютистскую революцию 1905—1907 гг., которая привела к переменам в сторону конституционной монархии; анти­монархическую в феврале 1917 г.
с образованием республиканского правительства и антибуржуазную в октябре 1917 г., нашедшую завер­шение в создании государственности советского типа.

Октябрьская революция стала возможной во многом благодаря стечению нескольких обстоятельств: незавершенность проводимых в стране реформ и смена их контрреформами, недовольство войной (война, по красноречивому признанию Ленина, «самый лучший по­дарок, сделанный революции»), ослабление самодержавной власти, накопленный в двух предшествующих революциях опыт массовых протестных выступлений и др. Пришедшие к власти силы также проявили слабую подготовленность и непоследовательность в прове­дении преобразований, что обусловлено явно утопическими элемен­тами провозглашаемых ими коренных реформ.

«...Мы будем иметь правительство Советов, нашу власть для всех, без малейшего участия буржуазии. Порабощенные массы сами соз­дадут власть. Старый государственный аппарат будет полностью раз­рушен...» — так сформулировал программу большевиков ее лидер, выступая в день совершения переворота перед съездом Советов. Од­нако на практике созданием власти занялась партийная бюрократия, которой пришлось отчасти опираться на представителей старого го­сударственного аппарата (высший и средний командный состав цар-

ской армии, судебно-следственные работники, инженерно-техниче­ская интеллигенция и др.). Провозгласи!! ориентацию на создание подлинной демократии и попутное искоренение бюрократизма с его волокитой и взяточничеством, российские революционеры открыли путь к установлению сверхцентрализованного партийно-государст­венного управления с перспективой всеохватного, тоталитарного контроля и надзора за подвластным населением. В первой советской конституции раздел прав и свобод гражданина и человека был заме­нен декларацией «прав трудящихся и эксплуатируемых народов».

Формирование основ нового права и законодательной политики началось с издания первых декретов новой власти. Декрет о суде № I отменял действие старых законов, если они противоречили «револю­ционному правосознанию». Именно правосознание революционно настроенных сограждан и стало объявленным источником права при отсутствии новых писаных законов. Революционное правотворчество осуществлялось также самими судебными органами, высшими орга­нами власти в лице съездов Советов, а также правительством (Совет народных комиссаров), руководящими органами (Центральный ко­митет) политической партии и даже местными Советами и исполни­тельными комитетами. По прошествии краткого времени советские и партийные работники стали иметь дело с необозримым собранием законов и постановлений, полных декларативности и противоречий.

Однако с учетом того обстоятельства, что правовые обычаи и не­которые законы (карательные, семейные и др.) не так уж легко заме­нить на принципиально новые или радикально противоположные, формирующая советская система законодательного регулирования имела больше сходства с предшествующими приемами узаконений, чем система политических и государственных учреждений (такова, судя по всему, закономерность перемен в праве в пределах одной ис­торической эпохи).

Помимо декларативности и неконкретное™ (например, наказа­ние согласно руководящим началам по уголовному праву 1919 г. в виде объявления «врагом революции и народа») законодательные ак­ты новой власти нередко оставляли законы без должного обеспече­ния процедурами и методами реализации. Более того, некоторые за­конодательные установления засекречивались и рассылались в полу­закрытом порядке по административным и партийным каналам. Это содействовало появлению утопических ожиданий и проектов, осо­бенно после объявления Советской республики «военным лагерем» (1918) и провозглашения политики военного коммунизма. Для одних военный КОММУНИЗМ был всего лишь «организацией массового пара­зитизма и истребления» (А, Л. Богданов), тогда как для других он стал средством максимальной мобилизации всех ресурсов для разгрома вооруженного сопротивления идейных и политических противников советской власти, а также попыткой ускоренными темпами внедрить коммунистическую организацию общества (В. И. Ленин).

Наиболее плодотворным.стал период «новой экономической по­литики» (НЭП), когда развернувшаяся с неслыханной оперативно­стью кодификационная работа охватила все основные области жизне­деятельности. За полтора года (1922—1923) правоведы и законодатели подготовили семь кодексов: уголовный, уголовно-процессуальный, гражданский, гражданско-процессуальный, земельный, о труде и лесг ной. Вскоре был переиздан в новой редакции уже имевшийся Кодекс законов о браке, семье и опеке, а также Положение о судоустройстве. В 1927 г. вышло Систематическое собрание законов СССР.

Уголовный кодекс 1922 г. под преступлением стал понимать «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожаю­щее основам советского строя и правопорядку, установленному ра­боче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Основной задачей наказания признавалось приспособление нарушителей к условиям социалистического обще­жития путем исправительно-трудового воздействия.

Доктрина «социалистической законности» на первый взгляд ис­ходила из нормативистской версии правопонимания. Однако, вопре­ки некоторым противоположным по смыслу формулировкам (на­пример, о независимости судей и подчинении их только закону), она не означала установления верховенства закона, поскольку действо­вали на практике принципы целесообразности, аналогии и объек­тивного вменения.

Нагнетаемая в последующие годы в обществе атмосфера борьбы за ликвидацию остатков враждебных эксплуататорских классов, внутри­партийные склоки и периодические «чистки» ее рядов, а также непре­ходящая ситуация чрезвычайной напряженности в международных от­ношениях обусловили развитие в стране массированного репрессив­ного карательного законодательства и судопроизводства, которые, в свою очередь, наложили на весь процесс строительства социализма не­изгладимую печать партийно-государственного насилия и произвола.

Следующий раунд кодификации приходится на 60-е гг., что связа­но с процессом декриминализации ряда наиболее одиозных составов преступлений периода «диктатуры пролетариата» и приведение граж­данского законодательства в соответствие с реалиями огосударствлен­ного народного хозяйства. К 1980-м гг. правовая система оказалась в состоянии хронического недомогания вследствие разрыва между за­конодательными установлениями и претворением их на практике, от­ставанием законодательной политики от назревших потребностей, а также присущим советской системе неравенством граждан перед су­дом и законом (вследствие безответственности слоя партийно-госу­дарственной номенклатуры) и др. О крахе социалистических преобра­зований можно сказать словами соотечественника, который жил за полтора века до этого: «Отчего преобразования государств были часто столь бедственны? Оттого, что их начинал вопль народа, производила дерзкая предприимчивость, оканчивало пресыщение зол» (М. М. Сне- ранений). После распада СССР начался качественно новый этап об­новления и кодификации законодательства, проводимых, впрочем, с той же спешкой, слабой общественной согласованностью и полити­ческой непоследовательностью, как и в предшествующие периоды.

Постсоветская Россия представляет собой страну, в которой в те­чение первого десятилетия было принято свыше 20 кодексов (неко­торые из них подвергались затем неоднократному уточнению и до­полнению) и множество актуальных законодательных актов, уско­ряющих, по замыслу реформаторов, переход к правовому государству и рыночной экономике. Радикальное реформирование общества на­чалось с 1985 г. под лозунгами «гласность», «ускорение» и «пере­стройка». Однако это движение привело не к реформе существующей системы, а к ее разрушению. «Гласность» привела к «подрыву дове­рия» к идейной неоспоримости партийных догм и оценок, а «пере­стройка» — к быстрому размежеванию на демократов, национал-пат­риотов и коммунистов-державников. Победил национализм, кото­рый, собственно, и ускорил развал Союза. Приобретение Российской Федерацией статуса самостоятельного государства сопровождалось формированием новых властных структур и новых политических партий и движений. Принятая в декабре 1993 г. новая Конститу­ция РФ провозгласила Россию демократическим, правовым государ­ством с республиканской формой правления. Она же зафиксировала незыблемость прав и свобод человека и гражданина, восстановление неприкосновенности права частной собственности. Это право осно­вывается на следующих принципах: неприкосновенность собствен­ности, свободы перемещения товаров, услуг и финансовых средств, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела.

В последующие годы происходит во многом успешная и перспек­тивная гармонизация законодательства с общепризнанными между­народно-правовыми нормами и принципами и либерально-демокра­тическими правовыми ценностями. Эти небывалые для страны тем­пы кодификации имеют не только плюсы, но и существенные изъяны и несовершенства. Наиболее очевидны успехи в необходи­мом обновлении и заполнении пробелов. Однако непривычным в сравнении с опытом западноевропейских правовых традиций стало принятие гражданского кодекса раньше кодекса уголовного (испра- вительно-наказательного). Во все времена и в самые сложные пе­риоды национальной истории европейских государств быстрее всего шла подготовка карательного кодекса, а не гражданского (во Фран­ции этот разрыв составил 23 года — с 1791 по 1804 г., в Германии 29 лет — с 1871 по 1900 г.). Соперничает по скорости только совет­ский опыт кодификации в первое пятилетие после революции 1917 г., но и он был неполным и со многими пробелами.

Имел место и внутренний дисбаланс в темпах упорядочения и кодификации отраслей материального и процессуального права (су­дебно-организационного и собственно процессуального права).

После окончания гражданской войны в России произошла эво­люция от «государства диктатуры пролетариата» во главе с правящей фракцией российской социал-демократической партии (партии большевиков) к «государству всего народа», т. е. государству рабо­чих, крестьян и народной интеллигенции (общенародному государ­ству), «руководящей и направляющей силой» в которой оставалась все та же единственная правящая партия (она стала называть себя Коммунистической партией Советского Союза). К началу Второй мировой войны в мире существовало две страны, которые провоз­гласили строительство социализма, — Союз Советских Социалисти­ческих Республик и Монгольская Народная Республика (с 1924 г.). Это были первые в истории государства, которые объявили о пере­устройстве общества на социалистических началах.

Конституционное законодательство СССР эволюционировало в сторону отказа от местной автономии в пользу централизованного и сверхцентрализованного управления, а также отказа от доктрины разделения властей и тех зачатков конституционного надзора, кото­рые были намечены в Конституции 1924 г., предусмотревшей для Верховного суда функции дачи заключений о «конституционности» постановлений союзных республик, разрешения споров между субъ­ектами федерации и рассмотрения дел по обвинению высших долж­ностных лиц в преступлениях по должности (ст. 43 «в»). Эти функ­ции Верховного суда практически не осуществлялись, а последую­щими конституциями вообще не предусматривались. Впервые Комитет конституционного надзора был создан только в 1991 г.

После Второй мировой войны на карте мира возникла новая группа социалистических стран: Польша, Венгрия, Чехословакия, Румыния, Болгария, Албания, Югославия — в Европе, Китайская Народная Республика, Корейская Народно-Демократическая Рес­публика и Демократическая Республика Вьетнам — в Юго-Восточ­ной Азии и несколько позднее Республика Куба — в Латинской Америке.

Для социалистического политического режима характерна бюро­кратическая жесткость, негибкость правительственных и партийных институтов и проводимой ими политики. В управленческой и зако­нодательной сферах преобладают командно-административные приемы регулирования, а социалистическое право предстает таким способом дисциплинирования и контроля в обществе и государстве, который делает ставку на командную силу закона (см. об этом в дис­куссии о понимании советского права: Советское государство и пра­во. 1979. № 8. С. 58). Следующей наиболее характерной и сущност­ной чертой этого режима стало сверхцентрализованное и сверхбюро- кратизированное управление государством, партией и массовыми общественными организациями. При этом монополия на партийную власть была в руках единственной и правящей коммунистической (рабочей) партии, что, в свою очередь, привело к превосходству пар­тийной и подчиненной ей (или соединенной с ней) исполнительной власти над законодательной и судебной. Взаимоотношения между ветвями власти были взаимоотношениями между бюрократическими аппаратами, которые способны признать и поддержать некий бюро­кратический плюрализм и ни в коем случае не допустить существо­вания плюрализма политического (прежде всего партийного).

<< | >>
Источник: Графский В. Г.. Всеобщая история права и государства: Учебник для ву- юв. - 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, — 752 с.. 2007 {original}

Еще по теме Советская Россия — опыт осуществления «диктатуры пролетариата» в процессе строительства социалистического государства и права:

  1. диктатура пролетариата
  2. 10.2.1. Право как орудие диктатуры пролетариата
  3. 32. Создание нового советского государства и права. Особенности формирования социалистического права
  4. Кампучия — опыт ультрареволюционной коммунистической диктатуры
  5. Кампучия — опыт ультрареволюционной коммунистической диктатуры
  6. КОНСТИТУЦИЯ (ОСНОВНОЙ ЗАКОН) РОССИЙСКОЙ СОВЕТСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 1978 г.
  7. § 3. Создание Союза Советских Социалистических Республик
  8. 2.2. Конституционное (государственное) право России в советский(социалистический) период
  9. КОНСТИТУЦИЯ (ОСНОВНОЙ ЗАКОН) РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 1925 г.
  10. § 2. Советское социалистическое уголовное право 1. Уголовное право первых лет советской власти.
  11. КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 1918 г.
  12. 21.4. Советская социалистическая модель государственного управления экономикой
  13. 23.4. Советская социалистическая модель государственного управления экономикой
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -