<<
>>

Делегированное законодательство. Демократия в исторической ретроспективе

Современный период истории государства и политических ин­ститутов иногда называют веком конституционализма. С этим можно согласиться, но с определенными оговорками. Это действительно век конституционализма, для которого характерно необычайное ус­ложнение и ускорение социально-политических и законотворческих процессов.
Одним из последствий этого усложнения и ускорения стал опыт делегированного законодательства, т. с. опыт перепоруче- ния ряда законодательных функций незаконодательным учреждени­ям, в частности правительству (регламентарная власть во Франции, статутные постановления правительства в условиях чрезвычайного положения в Англии и т. д.).

Делегированное (передоверенное или специально разрешенное правительству) законодательство осуществляется в ситуации чрезвы­чайного положения и в мирное время.

В английском Законе о чрезвычайных полномочиях от 24 августа 1939 г. было зафиксировано: «Король указом в Совете может издать такие предписания, какие необходимы или подходящи для обеспече­ния общественной безопасности, защиты государства,'поддержания общественного порядка и эффективного ведения любой войны, в которую его величество может быть вовлечено». Эти предписания получили наименование «оборонные предписания» и могли содер­жать постановления об аресте, суде и наказании лиц, нарушающих указанные предписания, а также наряду с другими предписания о «контроле над любой собственностью и предприятиями», о приобре­тении любой собственности, кроме земли, и т. д.

Делегированное законодательство в мирное время предполагает разрешение издавать акты законодательного характера в помощь парламенту, но по вопросам второстепенного характера. Если актов парламента издается примерно 60—70 в год, то актов исполнитель­ной власти в порядке делегированных законодательных полномо­чий - 2000 в год. Над, актами делегированного законодательства ус­тановлен особый контроль со стороны парламента. Такие акты должны быть представлены в парламент в соответствии с процеду­рой, установленной законом. Они могут представляться либо до вступления в силу, либо после — в зависимости от того, как это пре­дусмотрено в уполномочивающем статуте.

В Палате общин существует специальный комитет по делегиро­ванному законодательству, проверяющий те билли, которые были внесены в Палату общин.

Согласно Конституции Франции акты парламента принимаются по строго определенному и сравнительно небольшому кругу вопро­сов (структура и принципы деятельности государственного аппарата, права и свободы граждан, налоги, основные принципы гражданско­го, карательного и трудового права). Правительство по этим вопро­сам тоже может издавать нормативные акты, имеющие силу закона (ордонансы), но только с разрешения парламента. Все остальные во­просы должны решаться в административном порядке в пределах полномочий так называемой регламентарноп власти правительства — путем издания декретов.

Кроме того, в обстановке растущей бюрократизации и централи­зации власти и управления происходит снижение роли законодатель­ных учреждений и усиление правительственной власти. В США за период с начала XIX в. число федеральных служащих возросло в ты­сячу раз, что никак не сопоставимо ни с ростом населения, ни с уве­личением территории государства.

Другой пример. По Закону 1946 г. в Конгрессе было упразднено 47 постоянных комиссий и оставлено 34 (19 комиссий в Палате представителей и 15 в Сенате), причем бы­ло запрещено впредь создавать новые. Однако законодатели приду­мали обходной маневр с созданием подкомиссий, которых в 1974 г. насчитывалось 147 (из них 133 в Патате представителей и 14 в Сена­те). Весьма красноречивы также показатели роста численности вспо­могательного персонала конгрессменов. Так, сенатор от Северной Каролины Сэм Эрвин имел в своем распоряжении около 70 сотруд­ников, включая личного секретаря и еще 18 помощников.

В 1945 г. конгрессмены располагали 4,5 тыс. сотрудников, на ко­торых расходовалось 42 млн долл., а в 1974 г. уже 16 тыс. сотрудни­ков, которым выплачивалось 328 млн долл. Определенную лепту в снижение авторитетности законодательных учреждений вносят лоб­бисты, заинтересованные в проталкивании тех или иных законопро­ектов. Теоретически их деятельность подлежит регистрации, но ре­гистрация эта происходит не чаще, чем протоколирование в мили­ции болельщиков футбола с принесенными тайком спиртными напитками. Обобщая все это, член Палаты представителей Ллойд Мидс заметил в августе 1974 г.: «Члены Конгресса в глазах народа по-прежнему чуть лучше мерзавцев» (цит. по: Гвирцман М. Раздув­шийся конгресс // Нью-Йорк Тайме Мэгэзин. 1974. 10 нояб.).

Подобные тенденции породили нарастание негативного и недо­верчивого отношения к Конгрессу и к административным учрежде­ниям в обществе и государстве. Так, за три десятилетия конца XX в. доверие к Конгрессу упало (в 1994 г.) до 8%, к исполнительной вла­сти — до 12% и к ведущим компаниям — до 13% (в 1966 г., соответ­ственно, 42, 41 и 55% населения доверяли этим институтам). (По данным Р. Сэмуэльсона, автора книги «Хорошая жизнь и недоволь­ные ею», 1995. См.: Ныосуик. 1996. 8 янв. С. 16.)

Восприятие перемен в социально-правовом назначении парла­ментских и иных конституционных институтов нередко становится весьма отличным от восприятия их в начале нового времени. Право хранения и ношения оружия, провозглашенное в первых 10 поправ­ках к американской конституции, обросло в конце текущего столе­тия многими уточняющими и ограничительными инструкциями и законами на уровне штатов. Кроме того, имеются констатации исто­риков, которые полагают, что эта гражданская привилегия в сочета­нии с традиционным американским духом индивидуализма в значи­тельной мере способствовала превращению американского общества в общество насилия на почве захвата или защиты собственности. В настоящее время уровень преступности, связанной с насилием, в таких высокоразвитых в промышленном отношении странах, как Англия, Канада или Япония, более низкий (в кратном отношении), чем в США.

Не менее красноречивы сопоставления в области организации и деятельности конституционных учреждений. Так, например, парла­ментские учреждения Англии в конце прошлого века воспринима­лись как воплощение суверенной власти народа, а в конце XX в. не­которые историки уже характеризуют их как воплощение выборной диктатуры. Так, для А. Дайси, автора «Правовых основ конституции» (1885), суверенитет является «существенным достоянием народа, и задачей представительного правления является согласование жела­ний суверена и желаний носителя суверенных полномочий», кото­рым Дайси, выражая общепринятые взгляды, считает Палату общин.

В 1976 г. другой английский правовед лорд Хэлшем в лекции под названием «Выборная диктатура» утверждал, что суверенитет Палаты общин во все возрастающей мере становится «суверенитетом прави­тельства, которое в дополнение к своему контролю над Парламен­том контролирует также партийных кнутов (организаторов), партий­ную машину и гражданскую службу». Это обстоятельство, по мне­нию Хэлшема, дает основание считать, что так называемая выборная диктатура (диктатура избирателей) на самом деле представляет собой лишь компонент более сложной структуры, в которой один компо­нент является преобладающим и задает тон всему функционирую­щему механизму. Короче говоря, правительство контролирует парла­мент, но отнюдь не парламент контролирует правительство. Таков один из вариантов обсуждения меняющейся роли парламента и но­визны взаимоотношений между электоратом, политической партией и парламентом в Англии.

Некоторые историки либерально-демократической традиции пы­таются сопоставить современный опыт с предшествующими истори­

ческими эпохами — средневековой и древней. Квентин Скиннер, изучавший опыт средневековых городов-республик, сделал вывод, что сегодня «гражданские свободы обеспечиваются не столько на­шим участием в политической жизни, сколько кордоном граждан­ских прав, которые ограждают нас от вмешательства правителей в нашу частную жизнь». Другой историк, Джон Данн в книге «Демо­кратия. Еще не законченное путешествие из 508 г. до н. э. до 1993-го нашей эры» попытался обозначить перспективу того, что можно на­звать демократией в собственном смысле слова, и пришел к выводу: «Демократия есть не только и не столько права человека и личная свобода, сколько возможность и способность человека принимать участие в процессе и системе власти. Человек может быть сыт, одет, ухожен и даже хорошо начитан, но если он не хочет или не может участвовать в политической жизни, то это уже нельзя называть демо­кратией» (цит. по: Пятигорский А. Демократия как меньшее зло // Независимая газета. 1996. 24 апр. С. 8).

Современная демократическая организация государства предпо­лагает выборность и подотчетность, а также ответственность всех учреждений законодательной и исполнительной властей и в опреде­ленной мере ответственность судебных учреждений. Далее, она предполагает сочетание профессиональных и общественных начал в организации управления и в контроле за этим управлением. При этом все полномочия и функции правительственной власти строго определены в законе и регламентированы им. Индивид лично или в общественной ассоциации имеет ряд прав и свобод, которые не­подвластны правительственному контролю. Вместе с тем демокра­тической организации противостоит тенденция ко всеобщей цен­трализации и бюрократизации организационно-управленческих процессов, недостаточное различение сфер автономии человека и гражданина во взаимоотношениях с государственной и иной вла­стью в обществе. Определенную роль играет конформизм граждан, выражающийся в двоедушии, нравственном опустошении вследст­вие слабой воли или цинизма. Одним из проявлений этого циниз­ма стала в конце века коррумпированность высшего эшелона пра­вительственной власти, когда обвинения в коррупции стали при­вычным делом в судах Парижа и Токио, Лондона и Рима, Дели, Сеула и Вашингтона.

Демократия и сегодня остается наилучшей из форм правления, выгодных многим или большинству, но сегодня эту форму отягоща­ет не только потребность в крупных тратах на обеспечение личной безопасности или справедливости в суде. Ее отягощает и политиче­ская апатия, находящая себе подкрепление в праве на неучастие в политической жизни или в «свободе от политики» (выражение Хан­ны Арендт), реализующейся во многих странах, которые называют себя демократическими.

<< | >>
Источник: Графский В. Г.. Всеобщая история права и государства: Учебник для ву- юв. - 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, — 752 с.. 2007 {original}

Еще по теме Делегированное законодательство. Демократия в исторической ретроспективе:

  1. Делегированное законодательство. Демократия в исторической ретроспективе
  2. ДЕЛЕГИРОВАННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
  3. 1. Корпоративное право в исторической ретроспективе
  4. Роль бюджета в исторической ретроспективе
  5. 8.5. Коэффициентный анализ в исторической ретроспективе
  6. Глава 9 ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
  7. Раздел 1. Роль бюджета в исторической ретроспективе
  8. Глава 18. ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
  9. БАЛАНСОВЕДЕНИЕ И МИКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
  10. 3. Процедура контроля за делегированным законодательством
  11. Глава 11. БАЛАНСОВЕДЕНИЕ И МИКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ
  12. ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ ДЕМОКРАТИИ
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -