<<
>>

6.2.2. Опыт интеграционного развития в отдельных регионах мира

Зона свободной торговли в Центральной Европе

В начале 90-х гг. страны Центральной Европы (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия) активно включились в широко идущие на Европейском континенте процессы либерализации внешней торговли, используя для этого, в частности, создание зоны свободной торговли. В основе проявленной инициативы странами Центральной Европы (ЦЕИ - Центральноевропейская инициатива, в дипломатической практике распространена и данная аббревиатура) по созданию зоны свободной торговли лежит стремление к включению в экономическую и политическую систему Европейского Союза в целях решения целого комплекса взаимосвязанных проблем.

В декабре 1992 г.

эти четыре страны подписали Центральноев- ропейское соглашение о свободной торговле (CEPTA или, как указано выше, ЦЕИ), к которому с января 1996 г. присоединилась Словения. Соглашение предусматривало создание зоны свободной торговли промышленными товарами в течение ряда лет со дня их принятия путем постепенной взаимной отмены таможенных пошлин и других нетарифных ограничений.

В отношении сельскохозяйственных товаров либерализация носила ограниченный характер (охватывала некоторые продукты и касалась частичного сокращения таможенных пошлин и других барье- ров). Такое положение обусловлено большими различиями в уровне и объемах сельскохозяйственного производства в странах ЦЕИ.

Заключение соглашения о свободной торговле в сочетании с присоединением к решениям «Уругвайского раунда» поставило со всей остротой проблему повышения конкурентоспособности изделий стран ЦЕИ. Если за льготный период (до полного создания зоны свободной торговли) страны региона не смогут расширить производство и экспорт конкурентоспособных товаров, то в мировой экономике они сохранят свое положение как поставщики, главным образом, энерго- и металлоемких изделий с невысоким уровнем обработки и экологически вредных продуктов. В настоящее время развитие экспорта стран Центральной Европы сдерживается не столько внешними барьерами, сколько внутренними трудностями, которые являются результатом перестройки их экономики.

Соглашение создало лишь благоприятные торгово- экономические условия для развития экспорта стран Центральной Европы, однако только либерализация внешнеэкономической сферы оказалась недостаточной для решения внутренних трудностей, значение которых в последнее время возросло.

Североамериканская ассоциация свободной торговли

Другим практическим примером международной интеграции является Североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА). Было подписано Соглашение между США, Канадой и Мексикой о Североамериканской ассоциации свободной торговли, вступившее в силу 1 января 1994 г. Если проанализировать суть основных положений Соглашения и сравнить с основополагающими посылками документов Евросоюза, то очевидно главное: демонтируются не только таможенные барьеры, НАФТА открывает путь к созданию единого континентального рынка для свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. По подсчетам специалистов, не исключено, что уже через 15 лет произойдет слияние трех национальных рынков и сформируется зона свободной торговли с населением более 375 млн человек. Следует вместе с тем иметь в виду, что в рамках НАФТА пока не созданы специальные органы, регулирующие сотрудничество, аналогичные существующим в ЕС (Комиссия, Суд, Парламент и т.д.). Не исключено, что в процессе сотрудничества появятся иные, чем в ЕС, механизмы, что, впрочем, будет продиктовано необходимостью.? Создание НАФТА было в большей мере инициировано решениями политиков, хотя значение экономических императивов при этом нисколько не преуменьшается.

В начале 90-х гг. с окончанием «холодной войны» радикальным образом изменилась военно-политическая и экономическая ситуация в мире: исчезли ОВД, СЭВ, резко ослабли военно- стратегические и экономические позиции России и других республик бывшего СССР. В новых условиях все чаще проявляются попытки и намерения Западной Европы, Японии, стран АТР выйти из-под американского зонтика, направлять средства на укрепление экономической мощи. Материалы последних лет свидетельствуют о сравнимости суммарных экономических и научно-технических потенциалов стран ряда регионов с аналогичными показателями США. Как отмечалось выше, ЕС после сравнительно долгого периода становления интеграции в начале 90-х гг. приступил к политике «резкого форсажа», направленной на углубление и расширение интеграции. В то же время отмечается стремительный рост экономической мощи Японии и ряда стран Юго-Восточной Азии. Активизировалась деятельность организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, просматривается курс Японии на создание своего рода азиатского общего рынка, идут переговоры о создании Восточно-азиатского экономического сообщества и т.д. Такая эволюция событий в мировой экономической жизни не могла не насторожить США, не заставить их предпринять действенные меры, с тем чтобы предупредить возможные негативные последствия.

Ведущую роль в развитии интеграции на североамериканском пространстве, безусловно, принадлежит США, которые на протяжении многих лет через свои компании активно внедрялись в экономику соседей. В период подавляющего преимущества американской экономики на континенте, беспрекословного лидерства на мировых рынках США не слишком нуждались в развитии интеграционных процессов на своем континенте. Смена обстановки в мире объективно поставила перед ними такую задачу.

Помимо аргументов политического характера, каждая страна- участница Соглашения имеет свои экономически обоснованные причины участия в НАФТА. Так, по мнению американских экспертов, увеличение экспорта приведет к росту числа рабочих мест (кстати эти расчеты уже оправдались, несмотря на сравнительно короткий промежуток времени). Большие надежды связываются с процессом перенесения на мексиканскую территорию трудоемких, материалоемких и других дорогостоящих производств, что должно существенно повлиять на снижение издержек и тем самым повысить конкурентоспособность американских товаров. Американские политологи-экономисты считают НАФТА своеобразным трамплином для более глубокого проникновения в экономику латиноамерикан-ских стран на качественно новых условиях, например, партнера, а не «эксплуататора».

Отличительной особенностью НАФТА является то, что она распространяется на огромную территорию с населением 370 млн человек и обладает очень мощным, особенно благодаря США, экономическим потенциалом. Североамериканская интеграция носит асимметричный характер (асимметрия развития и асимметрия интенсивности двусторонних торгово-экономических отношений), поскольку, с одной стороны, НАФТА заключили такие развитые державы, как США и Канада, а с другой - Мексика, обладающая большим экономическим и демографическим потенциалом, но все-таки относящаяся к развивающимся странам. Кроме того, по своему потенциалу северный и южный партнеры многократно уступают США.

Экономика Канады тесно связана с экономикой США. Доля США во внешнеторговом обороте Канады составляет около 70% и, наоборот, доля Канады - 20%. Это очень высокий показатель, если учесть, что в самой интегрированной группировке, в ЕС, доля Германии во внешнеторговом обороте Франции составляет менее 20%, а доля Франции - чуть выше 10%.

Вместе с тем лишь в конце 80-х гг. канадцы пришли к выводу о наступлении сравнительно благоприятных условий для углубления интеграционных процессов с США, имея в виду тот факт, что эффективность канадских фирм стала приближаться к аналогичному показателю для американских. Возможная экономическая выгода после ликвидации таможенных барьеров была предварительно скрупулезно подсчитана, в частности, для обрабатывающей и добывающей промышленности. Правительство Канады считает, что участие в НАФТА позволит более тесно приобщиться к выпуску наукоемкой продукции, повысить прибыль, так как оплата труда в Канаде выше, чем у партнеров по группировке. Следует отметить, что в Канаде насчитывается много противников углубления интеграции с США, с НАФТА, так как американские фирмы в Канаде слишком агрессивны и существуют определенные опасения относительно потери национального контроля над некоторыми отраслями. Опасения канадцев понятны еще и потому, что пока не созданы сильные юридические институты, призванные со-провождать экономические процессы.

Большие надежды связывает с НАФТА Мексика. Она рассчитывает резко ускорить темпы своего развития, провести реформы и уже через 10-15 лет приблизиться по уровню своего развития к про- мышленно развитым странам. Были предприняты решительные меры по либерализации движения капитала, начался его приток, вырос объем иностранных инвестиций. В то же время существуют опа-сения, что мексиканским компаниям будет весьма сложно сдерживать напор северных соседей, особенно в сельском хозяйстве, где могут возникнуть серьезные проблемы.

Сотрудничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе

В последние годы набирают силу интеграционные процессы в Восточной Азии. На протяжении почти 30 лет наиболее успешно действует Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в которую входит один из четырех азиатских «драконов» - Сингапур, а также НИС «новой волны» - Малайзия, Индонезия, Таиланд, Бруней и Филиппины. Успех взаимного сотрудничества в рамках этой группировки тесно связан с бурным экономическим ростом большинства из стран- участниц АСЕАН, сопоставимостью уровней их развития, хорошо налаженными и имеющими давние исторические традиции взаимными торговыми связями, а также отрегулированной формой сотрудничества. В планах АСЕАН до 2000 г. было снижение таможенные пошлины стран-участниц в среднем на 5% по 38 тыс. наименований товаров. В конце 1995 г. принято решение о создании зоны свободной торговли в 2003 г., а при благоприятном развитии событий - к 2000 г.

Перспективы развития экономической интеграции в Восточной Азии в значительной степени связывают с созданием организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Азиатско-Тихоокеанское сотрудничество (АТЭС) - это межправительственная организация, объединяющая 21 государство региона.

АТЭС была создана в 1989 г. по предложению Австралии с целью развития экономического сотрудничества в бассейне Тихого океана. Первоначально в нее входили 12 стран: Австралия, Бруней, Канада, Индонезия, Япония, Малайзия, Новая Зеландия, Филиппины, Сингапур, Южная Корея, Таиланд и США. В последующие годы к ним присоединились Китай, Гонконг (Сянган), Тайвань, Мексика, Чили, Папуа- Новая Гвинея, а в 1998 г. - Вьетнам, Перу и Россия.

АТЭС формально имеет консультативный статус, однако в рамках ее рабочих органов определяются региональные правила ведения торговли, инвестиционной и финансовой деятельности, проводятся встречи отраслевых министров и экспертов по вопросам сотрудничества в тех или иных областях.

В 1993 г. состоялась первая встреча лидеров стран АТЭС (Сиэтл, США), в ходе которой выявились серьезные расхождения по поводу неравномерности распределения благ от развертывающихся в регионе интеграционных процессов. По оценкам экспертов, либерализация торговли в АТЭС должна привести к росту реальных доходов стран-членов на 2%. Однако выгоды получат, прежде всего, наиболее конкурентоспособные страны.

Оценивая процессы экономической интеграции в Азиатско- Тихоокеанском регионе (АТР), многие специалисты указывают на особые условия и своеобразие ее развития. К числу основных особенностей интеграционных процессов в АТР можно отнести следующие:

во-первых, интеграционные процессы в организациях АТЭС идут при ведущей роли ТНК, создающих почву для межгосударственного сотрудничества. Это проявилось, в частности, в том, что образование неправительственных региональных экономических организаций - Тихоокеанского экономического совета - ТЭС (в 1967 г.) и Совета по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству - СТЭС (в 1980 г.) - намного опередило создание самой АТЭС. Вместе с тем ТЭС и СТЭС основывались на базе национальных комитетов, которые имели устойчивые связи со своими правительствами и получали от них всестороннюю поддержку;

во-вторых, процесс интеграции охватывает страны с существенно разными уровнями экономического развития, разными культурами и социально-политическими системами. Уникальная роль АТЭС состоит в том, что в ней объединяются две великие экономические державы XX в. - США и Япония, а также экономический гигант XXI в. - Китай. Что касается Японии, то АТЭС является единственной международной структурой интеграционного типа, куда входит эта держава. Важно отметить тот факт, что в АТЭС входят КНР и Тайвань, непростые взаимоотношения между которыми требуют благоприятных внешних условий;

в-третьих, интеграция в масштабах АТР включает субрегиональные экономические союзы (АСЕАН, НАФТА, ЮжноТихоокеанский форум и др.), т.е. допускает разные уровни интеграции, например по степени либерализации внешней торговли;

• в-четвертых, идеология тихоокеанского «открытого регионализма», развитая в СТЭС и ТЭС, рассматривает региональную интеграцию как элемент экономического глобализма. При этом эволюция мировой экономики предстает как процесс постепенного объединения и взаимопроникновения региональных экономических союзов. Концепция «открытого регионализма» предполагает также, что внутри тихоокеанского региона снимаются ограничения на движение товаров, капиталов, рабочей силы, принимаются обязательства по отказу от протекционизма, стимулируются внутрирегиональные экономические связи. В целом степень зрелости интеграционных отношений в рамках АТР пока невысока. Так, зону торговли в системе АСЕАН можно отнести к первому этапу развития экономической интеграции, т.е. к зоне свободной торговли с отменой тарифов и других ограничений. В отношении АТЭС пока можно говорить не как о зоне свободной торговли, а как об «открытой экономической ассоциации».

Перспективы развития АТЭС и интеграционных процессов в рамках этой организации на ближайшие годы рассматриваются в трех вариантах.

Первый - развитие АТЭС будет проходить по сценарию, принятому на совещании в Багоре (1994 г., Индонезия). В соответствии с ним будет создана зона свободной торговли и либерализация инвестиционной сферы в 2020 г. (для промышленно развитых стран - до 2010 г.). Снижение таможенных тарифов будет происходить в соот-ветствии с соглашениями, достигнутыми в рамках ГАТТ/ВТО.

Второй, как полагают специалисты, наиболее вероятный вариант, закрепит за АТЭС роль форума для обсуждения проблем торговли в регионе. В этом случае неизбежны споры по поводу хода выполнения уже имеющихся договоренностей, что приведет к ослаблению организации. В этих условиях повысится роль других, более интегрированных региональных группировок, тем более что степень интегрированности отдельных стран в субрегионах и группах АТР относительно высока и они могут стать своеобразными полюсами, ячейками ускоренного развития интеграционных процессов региона в целом. Так, существует «треугольник роста» - южнокитайская экономическая зона (КНР, Гонконг, Тайвань); «золотой треугольник роста» (Индонезия, Малайзия, Сингапур); экономическая зона стран бассейна Японского моря; индокитайская экономическая зона.

Третий вариант не исключает возобладания протекционистских настроений в США и ЕС, что будет препятствовать быстрой либерализации мировой торговли и может ограничить рамки инте-грационных процессов в АТЭС азиатскими странами.

Быстрый устойчивый экономический рост многих стран АТР способствовал формированию общего мнения о том, что центр мирового экономического развития сдвигается в сторону бассейна Тихого океана. В середине 90-х гг. на страны АТЭС приходилось 38,2% населения мира и 55,7% его ВВП (в то время как на ЕС, например, соответ-ственно 6,7 и 20,5%). Близкий к ЕС удельный вес имеют и страны НАФТА. На АТЭС приходится также 43,9% объема мировой торговли товарами, 32,9% торговли услугами и 64,1% экспорта технологий. В сфере внешней торговли зависимость от внутрирегиональных сделок в рамках АТЭС и входящих в нее стран составляла 70%, в то время как у стран ЕС этот показатель достигал 55%. Весьма быстрыми тем-пами растет товарооборот между тремя главными участниками АТЭС: Японией, США и странами Юго-Восточной Азии (без Японии).

По некоторым оценкам, среднегодовые темпы экономического прироста АТЭС до 2000 г. составляли 3-3,5%. Причем азиатские страны в этом отношении значительно опережали своих промыш- ленно более развитых западных партнеров. Высокие темпы экономического развития, нарастающие внутрирегиональные потоки товаров, услуг, капиталов дают основание в пользу вывода, что в XXI в. АТЭС станет стержнем экономического роста мира.

Интеграционные процессы в Южной Америке

К крупнейшим и наиболее динамичным торгово-полити- ческим союзам Латинской Америки следует отнести Южноамериканский общий рынок в составе Аргентины, Бразилии, Парагвая и Уругвая (МЕРКОСУР) с населением 200 млн человек и более 1 трлн долл. ВНП. В нем сосредоточено 45% населения этого континента, свыше 50% совокупного ВВП, 40% прямых иностранных инвестиций, более 60% совокупного объема товарооборота и 33% объема внешней торговли стран Латинской Америки.

Договором о создании МЕРКОСУР, заключенным в 1991 г., предусматривалась отмена в перспективе всех пошлин и тарифных ограничений во взаимной торговле между четырьмя странами, установление единого таможенного тарифа в отношении третьих стран, свободное движение капитала и рабочей силы, координация политики в области промышленности, сельского хозяйства, транспорта и связи, согласование стратегии в валютно-финансовой сфере.

В январе 1994 г. страны-участницы МЕРКОСУР приняли программу продвижения к таможенному союзу и наметили срок (до 2000 г.), когда 85% взаимного внешнеторгового оборота будут полностью освобождены от любых тарифных барьеров. Договор о создании МЕРКОСУР также предусматривает до 2000 г. отмену нетарифных ограничений на подавляющее большинство товаров (за исключением торговли вооружением и боевой техникой, радиоактивными материалами, драгоценными металлами, предметами национального культурного достояния).

Для руководства процессом интеграции были созданы наднациональные органы управления: Совет общего рынка в составе министров иностранных дел; исполнительный орган - Группа общего рынка, функционирующая постоянно, со штаб-квартирой в Монтевидео (Уругвай); 10 технических комиссий, подчиняющихся Группе общего рынка, в функции которых входят вопросы внешней торговли, тамо-женное регулирование, технические нормы, валютно-финансовая и макроэкономическая политика, наземный и морской транспорт, промышленные технологии, сельское хозяйство и энергетика. Предпри-нимаются меры по созданию специального трибунала для разрешения торговых конфликтов между странами-участницами.

Итоги функционирования МЕРКОСУР свидетельствуют об определенных успехах интеграционной группировки, несмотря на незавершенность становления таможенного союза. Объем внутри- блокового экспорта в 1991-1997 гг. увеличился почти в четыре раза, в то время как суммарный экспорт государств-участников интеграционной группировки в третьи страны за этот период возрос немногим более чем на 30%. При этом доля внутриблокового экспорта в общем объеме вывоза товаров из МЕРКОСУР за этот же период возросла с 9 до 20%. Расширение взаимных внешнеэкономических связей в рамках МЕРКОСУР распространяется и на иностранные инвестиции из третьих стран. Например, японская корпорация «Тойота моторз», вложившая в сооружение автомоби-лестроительного завода в Аргентине около 100 млн долл., намерена выпускать в этой стране 20 тыс. легких грузовиков-пикапов в год. Половину этих автомобилей намечено вывозить в Бразилию в обмен на комплектующие изделия, производимые бразильскими предприятиями.

Если в середине 90-х гг. считалось, что латиноамериканские страны больше тянутся к блоку НАФТА, то сейчас эта ситуация изменилась. К МЕРКОСУР на основе соглашения о свободной торговле присоединились Чили и Боливия (как ассоциированные члены). Продвигаются вперед переговоры о сотрудничестве между МЕРКОСУР и Андской группой, куда помимо Боливии входят Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор. В плане МЕРКОСУР - создание в недалекой перспективе южноамериканской зоны свободной торговли - САФТА, простирающейся от Панамского канала до Магелланова пролива.

Интеграционные процессы в МЕРКОСУР развиваются не без трудностей и противоречий между странами-участницами. Так, они не сумели прийти к согласию о полной отмене тарифов во внутрирегиональной торговле к первоначально намеченному сроку - 1 января 1995 г. Не удалось им также согласовать в установленные сроки единые внешние тарифы на импорт товаров из третьих стран. Аргентина и Бразилия, на долю которых приходится 90% общего ВНП стран-членов МЕРКОСУР, уделяют особое внимание защите от иностранных конкурентов создаваемых у себя высокотехнологичных отраслей промышленности - производства компьютеров и телеком-муникационного оборудования. В частности, в середине 90-х гг. Бразилия выступала за введение импортных пошлин в торговле с третьими странами на продукцию электронной, нефтехимической про-мышленности и тяжелого машиностроения на уровне 35%, Аргентина - на уровне 12%, а Уругвай и Парагвай, опасающиеся технологической зависимости от Бразилии и Аргентины, были за минимальные пошлины.

Перспективы МЕРКОСУР южноамериканские аналитики оценивают как благоприятные. На пути дальнейшего развития странам-участницам этой группировки предстоит преодолеть сущест-вующие противоречия, значительную разницу в экономических потенциалах, найти оптимальные сочетания рыночных механизмов с регулирующей ролью государства в условиях специфики латино-американского региона, еще недавно находившегося под властью авторитарных режимов и под сильным влиянием корпораций США.

Из числа других интеграционных объединений континента можно выделить:

• Андский пакт (Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу и Эквадор). Предусматривалось в 1997 г. трансформировать эту организацию в Андскую систему интеграции и дать экономическим взаимоотношениям импульс к «более высокой степени интеграции»;

Центральноамериканский общий рынок (Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа и Сальвадор). Сформирована зона свободной торговли, предусматривается ликвидация пошлин внутри блока и введение ОТТ в отношении третьих стран;

Кариком, или Карибское сообщество (14 англоязычных стран Карибского бассейна), - достаточно развитая интеграционная группировка, имеет ряд единых внешних тарифов.

<< | >>
Источник: И.Б. Хмелев. Мировая экономика. 2009

Еще по теме 6.2.2. Опыт интеграционного развития в отдельных регионах мира:

  1. 4.3. Опыт интеграционного развития в отдельных регионах мира 4.3.1. Зона свободной торговли в Центральной Европе
  2. Глава 12. Интеграционные объединения мира
  3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ НА РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОСТРАНСТВАХ МИРА
  4. 5.1. Опыт финансирования приобретения и строительства жилья в регионах Российской Федерации
  5. Международные банки отдельных регионов
  6. Развитие интеграционных процессов в Европе
  7. 5.2.2. Опыт развитых стран в области программирования регионального развития
  8. 2.1.4. Особенности экономики отдельных регионов России
  9. 5.10. Модели управления социально-экономическим развитием региона
  10. Раздел IV УЧАСТИЕ ОТДЕЛЬНЫХ СТРАН И РЕГИОНОВ В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  11. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ
  12. Развитие интеграционного сотрудничества России со странами постсоветского пространства
  13. 6.1.3. Роль и место бюджета развития региона
  14. 5.1. СИСТЕМА ИНСТРУМЕНТОВ СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА ОРИЕНТИРУЮЩЕГО ПЛАНА
  15. 15.3. Управление и прогнозирование развития региона
  16. 5.1.2. Прогноз социально-экономического развития региона
  17. 7.2. Цели и критерии социально-экономического развития региона
  18. 2.2. РОЛЬ БАНКОВ В РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА
  19. 3. Укрепление финансовой базы развития регионов
  20. 5.2. СИСТЕМА ИНСТРУМЕНТОВ АКТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА НА ХОД СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА