<<
>>

В чем суть этих моделей?

Первая — предполагает развитие национальной экономики с преимущественной ориентацией на внешний рынок, на экспорт.

Вторая модель — ориентирована на импортозамещение.

Первой модели, как указывалось выше, следовали в конце прошлого века США, после 2-й мировой войны — западноевропейские страны, Япония, а затем и НИС Азии.

Вторая модель в значительной степени свойственна латиноамериканским НИС.

Мировой опыт показал, что стратегия развития импортозамещающего производства сыграла важную роль в экономическом прогрессе ряда развивающихся стран. Стратегия импортозаме- щения способствовала диверсификации хозяйственной структуры. Во многих развивающихся странах был создан ряд новых и важных для них производств, вырос уровень самообеспеченности по многим ключевым позициям.

Однако динамичная и эффективная стадия импортозамеще- ния не занимает большой отрезок времени. Во всех странах, делающих ставку на развитие импортозамещающего производства, как основной линии модернизации экономики, неизбежно наступает серьезный кризис. Дело в том, что «тепличный» режим функционирования национальной экономики, основанный на протекционизме и выражающийся в отсутствии конкуренции со стороны иностранных компаний, дешевизне кредитов и т. д., не способствует созданию гибкой и эффективной экономической системы. В целом политика импортозамещеиия не способству-ет коренному изменению роли развивающихся стран в мировом хозяйстве.

Более того, замещение импорта зачастую не только не снижает зависимости от внешних факторов, но иногда и увеличивает ее. При длительной опоре на принцип импортозамещеиия происходит консервация отставания, возникают препятствия для появления в экономике отраслей-локомотивов, обеспечивающих достижение прогресса мирового уровня.

Протекционизм, как мера защиты внутреннего рынка и бизнеса, ведет к тому, что отечественные предприятия, зачастую работая неэффективно, тем не менее получают прибыли, пользуясь своим монопольным положением и взвинчивая цены.

Стадию импортозамещения прошло большинство из развивающихся стран, в т.

ч. и «новые индустриальные страны».

Для латиноамериканских НИС (Бразилия, Аргентина, Мексика) стратегия импортозамещения сыграла свою положительную роль, позволив им создать диверсифицированную национальную экономику и занять видное место в мировом производстве ряда важнейших товаров. Тем не менее эти страны не смогли создать прочных предпосылок для преодоления отставания от промышленно развитых стран, хотя латиноамериканские НИС обладают более мощным экономическим потенциалом, нежели НИС Азии. Например, внутренний валовой продукт (ВВП) Бразилии лишь немного меньше, чем совокупный ВВП «новых индустриальных стран» Восточной Азии. Без опережающего роста экспорта латиноамериканские НИС не смогли обеспечить требуемую модернизацию своей экономики. В итоге темпы эко-номического роста оказались недостаточными для решения вну- триэкономических проблем. Одновременно обострились и внешние проблемы, невысокий рост экспорта способствовал увеличению дефицита платежного баланса, потребности во все новых кредитах. Технологическое отставание при такой политике закреплялось, поскольку в эти страны импортируется не самая передовая техника и технология из промышленно развитых стран.

Следует отметить, что к середине 90-х годов некоторые «новые индустриальные страны» Латинской Америки выходят из длительного кризиса 80-х годов. В результате либеральных экономических реформ вновь возрастают темпы экономического роста, появляется положительное сальдо торгового баланса (Бразилия, Чили).

Политика крупнейшей НИС Латинской Америки — Бразилии вновь ориентировала на создание открытой экономики. Для этого создается обстановка конкурентной борьбы на внутреннем рынке, в связи с чем снижаются импортные тарифы. В 1995 г. планируется полная отмена таможенных ограничений между странами МЕРКОСУР — зоны свободной торговли, в которую входят Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай.

Насколько новые реформы будут успешны, а экономический подъем долговременным — покажет ближайшее будущее.

«Новые индустриальные страны» Азии реализовывали более эффективную и гибкую модель экспорториентированной экономики.

Эта модель включает в себя одновременно использование импортозамещающей политики в течение определенного периода. Вступлению в этап экспорториентированной политики не обязательно должен предшествовать завершенный этап импортозамещающей индустриализации. Политика импортозаме- щения и экспортной ориентированности могут сбалансирован-но совмещаться, причем в отдельные периоды приоритет может получать как та, так и другая политика. Вместе с тем перед фронтальным переходом к экспортной экспансии этап импорто- замещения должен быть все же пройден.

Так, к началу формирования современной структуры произ-водства «новые индустриальные страны» Азии постарались перестроить традиционный сектор народного хозяйства, за счет которого можно было бы произвести индустриализацию. В большинстве стран Восточной Азии, а также Юго-Восточной Азии (на Тайване, в Южной Корее — 50-е годы; Малайзии — 60-е годы; Таиланде — 60-е годы — начало 70-х годов; на Филиппинах — начало 50-х — конец 60-х годов) преобладала политика импортозамещения. Исключение составили Гонконг и в определенной степени Сингапур, вынужденные в силу исторических условий, географического положения и ограниченности внутреннего спроса ориентировать производство главным образом на экспорт. Меры по стимулированию местного производства долж-ны были привести к повышению нормы прибыли в обрабатывающей промышленности, обеспечить постепенный охват импорто- замещением отраслей по выпуску потребительской продукции, а затем товаров промежуточного спроса и товаров длительного пользования. Иными словами, стратегия импортозамещения направлялась на развитие производительных сил в тех областях, где страна сравнительных преимуществ не имела.

«Новые индустриальные страны» Азии, развивая трудоемкие экспорториентированные производства, по мере накопления опыта и капиталов, перешли к капиталоемким отраслям. Бурное развитие базовых отраслей в этих странах не идет в ущерб, а, наоборот, дает новый импульс развитию традиционных производств (текстильная, швейная промышленность и др.).

Все отрасли активно работают на внешний рынок, но структура неуклонно растущего экспорта меняется в пользу обрабатывающих отраслей.

Экспортную ориентацию «новых индустриальных стран» Азии нельзя представлять лишь как работу на внешний рынок. Работающие на экспорт трудоемкие отрасли Послужили основой для создания базовых отраслей промышленности, которые обеспечили удовлетворение внутренних потребностей во многих важных товарах — машинах, металлах, оборудовании и т. д. Таким образом, в НИС Азии экспорториентированная политика сочетается с эффективным импортозамещением, обеспечивая экономический прогресс региона.

Опыт развития «новых индустриальных стран» Азии свидетельствует об активном использовании ими закона сравнительных издержек произвоцства в системе международного разделения труда. Основные особенности этого опыта можно свести к следующим составляющим.

Экспортная политика НИС Азии представляет конкретный пример политики, ориентированной на всемерное удовлетворение потребностей партнеров на мировом рынке.

Приоритет в ориентации на внешние рынки поначалу отдается наиболее развитым странам мира, поскольку их рынки наиболее устойчивые и емкие. В процессе развития происходит постепенная диверсификация рынков, продвижение на рынки других развитых и развивающихся стран.

Постоянно обновляется экспортная номенклатура товаров, идет неустанный поиск собственных ниш и приоритетов на мировом рынке.

Активнее используются инвестиционный, налоговый и другие режимы свободных экономических зон (см. главу 6).

Достижения азиатских «новых индустриальных стран» пред-ставляют собой логическое продолжение западногерманского, итальянского и японского «экономического чуда». Но для НИС Азии показательно то, что их скачок был совершен с низкой ступени экономического развития в предельно сжатые сроки. Им потребовалось почти вчетверо меньше времени — 25 лет (вместо 100), чтобы преодолеть путь, проделанный Японией, и в 8 раз меньше, чем США. Формирование в мировом обществе с конца 80-х годов новых поколений стран с чертами «новых индустриальных стран» позволяет говорить о новоиндустриальности как об объективном и закономерном явлении в развитии мирового хозяйства.

Поднимаясь по ступеням социально-экономического прогресса, «новые индустриальные страны» начинают играть все более заметную роль в системе международного разделения трудавключающей многие сферы хозяйственной деятельности. Одной из важных сфер международного разделения труда является международная торговля, которая обеспечивает перемещение преобладающей части всех экономических ресурсов между странами.

Место и роль «новых индустриальных стран» в международном разделении труда прежде всего определяется всей совокупностью их реальных возможностей. Ориентация на внешний рынок азиатских НИС способствовала резкому увеличению их доли в мировом экспорте. Так, доля Гонконга в мировом экспорте в 1994 г. составляла 3,7%, Сингапура — 2,3%, Южной Кореи — 2,4%, Тайваня — 2,2%. Характерно, что доля машин и оборудования — наиболее весомой и динамичной группы товаров в международной торговле — в совокупном товарном и общем промышленном экспорте азиатских НИС особенно быстрыми темпами росла в 80-е — начале 90-х годов.

Дальневосточные «драконы» и члены АСЕАН (за исключением Филиппин) в начале 90-х годов оказались в первой десятке крупнейших экспортеров сколько-нибудь значимых видов маши- нотехнической продукции. А по отдельным статьям некоторые из них вошли в число мировых лидеров. Так, на долю Сингапура приходилось в 1990-1991 гг. 10,4% мирового экспорта машин по автоматической переработке данных; 4,2% — телекоммуникационного оборудования; 6,6% — ламп и транзисторов; 8% — телевизоров, 14% — радиоприемников; 7,3% — звукозаписывающей и воспроизводящей аппаратуры, которые в общей стоимости составили 7,7% их совокупного экспорта в мире. Южная Корея за те же годы поставила на мировой рынок соответственно: 2,9; 3,4; 9,6; 9,3; 11,1 и 9,6% аналогичной продукции. Кроме того, на ее долю пришлось 13,1% мирового экспорта судостроительной промышленности.

Отмечая высокую динамику промышленного экспорта азиатских «новых индустриальных стран», следует указать, что экспорт традиционных товаров по-прежнему занимал важные, а по отдельным товарам — решающие позиции во внешнеторговом обороте. Так, на долю сырья и продовольствия, например, экспорта Южной Кореи и Тайваня приходилось 7,1 и 7% соответственно. Второе место по стоимости в экспорте 1990-1991 гг. Южной Кореи занимала обувь, а Тайваня — игрушки и спорт-товары.

Четвертое место в экспорте Южной Кореи оставалось за тек-стильными товарами из синтетики, седьмое место — у Тайваня — за обувью.

На фоне экспортного рынка «новых индустриальных стран» Азии и в особенности в области экспорта машин и оборудования наиболее заметно ослабление позиций Индии и НИС Латинской Америки. Так, если доля товарного экспорта латиноамериканских НИС в общем объеме товарного экспорта развивающихся стран в 1992 г. по сравнению с 1980 г. снизилась незначительно (-0,5%), то доля машин и оборудования упала почти в 1,8 раза. Между тем именно экспорт машинотехнических изделий — самый значимый фактор укрепления позиций развивающихся стран в международном разделении труда.

Активная внешнеторговая политика «новых индустриальных стран» Азии способствовала тому, что в начале 90-х годов объем годовой взаимной торговли США со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (128,4 млрд. долл.) впервые оказался выше, чем торговый оборот с Западной Европой (117,1 млрд. долл.). При этом НИС Азии (включая Японию) занимают на рынке США около 30% продаж автомобилей и электронной техники, 50% текстильных и швейных товаров.

Являясь наиболее крупными импортерами иностранного капитала среди развивающихся стран, «новые индустриальные страны* с конца 80-х годов становятся и его экспортерами. География вывоза капитала из НИС достаточно широка. Это, прежде всего, ведущие промышленно развитые страны, развивающиеся страны Азиатско-Тихоокеанского региона, новые рынки капитала. Так, южнокорейские фирмы проводят целенаправленную экспортную экспансию в США. Вкладывая свой капитал в американскую экономику, южнокорейцы стремятся получить до-ступ к новейшим технологиям. Наращивают вывоз капитала и другие азиатские «драконы». Так, весьма заметен коммерческий интерес Тайваня к своему континентальному собрату — Китаю. В середине 90-х годов инвестиции Тайваня в КНР превысили 9 млрд. долл. В свою очередь, гонконгские предприниматели создали в КНР более половины зарегистрированных в этой стране совместных предприятий.

В последние годы азиатские НИС начинают проявлять активность и на российском рынке товаров и инвестиций. Здесь в лидерах идут предприниматели Республики Корея. Следует отметить, что из общего объема внутрирегионального товарообмена в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, оцениваемого в 1,9-2,1 трлн. долл., на долю России приходится лишь 1%, что явно не соответствует ее статусу великой азиатско- тихоокеанской державы. В этой связи активизация торгово- экономических связей как с «новыми индустриальными странами», так и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона является важной стратегической задачей России.

Ускорение процессов интернационализации мирового хозяйства, происходящее с 50-х годов XX века, охватило и развивающийся мир и, прежде всего, «новые индустриальные страны». К интернационализации товарообменных процессов производства, рынков труда и капитала добавился процесс интернаци-онализации финансовых рынков. Это связано с ростом финансового потенциала НИС, укрепления валютного положения и ростом их кредитоспособности, развитием национальных финансовых рынков. Многие «новые индустриальные страны» прошли первый этап становления национальных финансовых рынков и приступили ко второму этапу либерализации их деятельности, что создает предпосылки для их активной интеграции в систему международных финансовых отношений.

Процесс интернационализации движения капитала еще далек от завершения даже между развитыми странами, не говоря уже о развивающихся. Тем не менее некоторые «новые индустриальные страны» на этом пути уже сделали существенные шаги. К ним следует отнести образование и быстрый рост с 70-х годов новых международных финансовых центров. Прежде всего, в Сингапуре, Гонконге. К началу XXI века стать крупнейшим валютно-финансовым центром Азиатско-Тихоокеанского региона своей целью избрал Тайвань. По масштабам проводимых кредитно-финансовых операций международные финансовые центры НИС Азии встали в один ряд с крупнейшими финансовыми центрами Лондона, Парижа, Цюриха, серьезно потеснив их на рынке ссудных капиталов.

Отличительной чертой экономической эволюции азиатских НИС становится то, что они во все большей степени становятся интересными друг для друга. Преобладающая тенденция ориентации только на промышленно развитые страны Запада на-чинает дополняться поисками торгово-экономических партнеров в своем регионе и прилегающих субрегионах. Это не означает, однако, уменьшения внимания азиатских НИС к повышению конкурентоспособности своей продукции. В середине 90-х годов в первой пятерке мира по конкурентоспособности своих товаров — Сингапур, Гонконг, Тайвань.

Главным направлением принятой в этих странах экономической стратегии остается выпуск наукоемкой продукции. Трудоемкие и малорентабельные производства «доверяются» странам НИС «второй волны», а также Китаю и Вьетнаму. В результате фактически повторяется процесс переноса этих производств, который был в свое время осуществлен из промышленно развитых стран в «новые индустриальные страны» первого поколения.

• Достигнутые успехи в развитии НИС, их интеграция в мировое хозяйство позволяют с уверенностью говорить о том, что перспективы их экономического роста, повышения уровня жизни народа и нарастания их внешнеэкономической экспансии достаточно благоприятны. В XXI веке, эти страны займут более высокие места в мировой экономической иерархии, про-демонстрируют новые значительные результаты. По прогнозам Всемирного Банка, в течение ближайших 10 лет средние темпы роста в Южной Азии составят 5,4%, Восточной Азии — 7,7%, Латинской Америке — 3,5%. Ожидается, что прирост дохода на душу населения за 1996-2004 годы составит в Восточной Азии 6,6%. В среднем же доходы каждого жителя Земли будут ежегодно увеличиваться на 1,9%.

<< | >>
Источник: Авдокушин Б. Ф.. Международные экономические отношения: Учеб. пособие — М.: ИВЦ «Маркетинг», 1996— 196 с.. 1996

Еще по теме В чем суть этих моделей?:

  1. § 3. Прогнозирование индивидуального преступного поведения
  2. 3.4. Индексы ликвидности