<<
>>

§ 3. Теория предельной полезности и субъективная ценность блага

Согласно трудовой теории стоимости, только на рынке при обмене выявляется общественно необходимый уровень затрат тру­да. Только на рынке стоимость получает свою форму выражения в виде меновой стоимости. Проще говоря, стоимость создается в производстве, а проявляется на рынке. И вот здесь-то возникают возражения со сто­роны теоретиков предельной полезности. В чем их суть? Если товар по­купается на рынке, то это происходит не потому, что кто-то расценил затраты труда на производство товара как общественно необходимые, а потому, что данный товар для покупателя обладает определенным по­лезным эффектом; покупатель ценит этот товар.
Недаром, как уже от­мечалось, на русский язык немецкое слово «Wert» или английское «value» в конце XIX - начале XX вв. переводились именно как «цен­ность», и это был более точный перевод. А ценность - это категория во многих (если не во всех) отношениях субъективная. Следовательно, со­гласно учению австрийской школы, стоимость (ценность) никоим образом не может быть свойством, объективно присущим вещи. Ценность имеет лишь то, что ценно в глазах покупателя, чьи субъективные оценки и при­дают произведенному благу свойства стоимости. Таким образом, трудовая стоимость - лишь фантом, а действительная стоимость (ценность) конституируется лишь на рынке и вне его просто не существует.

Чем определяется стоимость букета диких цветов (ландышей), кото­рые сорвала в обход закона бабушка и торгует ими на вокзальной пло­щади? Чем определяется стоимость картины Ван-Гога? Продолжитель­ностью индивидуального рабочего времени на собирание ландышей или времени Ван-Гога на изготовление картины? Согласно теории тру­довой стоимости - нет, не индивидуальным временем, а общественно необходимым. Но что является общественно необходимым временем в данных случаях? Можно заметить, что приведенные примеры не типич­ны, так как они касаются свободно невоспроизводимых товаров. Тогда - другой пример: несвежие, а попросту тухлые куриные яйца (товар сво­бодно воспроизводимый). В Китае (где такого рода яйца - блюдо китай­ской кухни) их стоимость, допустим, определяется общественно необ­ходимым рабочим временем. Перевезем эти яйца (на поезде или само­лете) в российскую глубинку. Казалось бы, стоимость этого продукта должна еще увеличиться (учитывая затраты труда на транспортировку), однако в российских условиях яйца такого качества вообще не будут куплены. Они не имеют потребительной ценности, следовательно, и не имеют вообще никакой ценности. Разумеется, в наших рассуждениях мы не будем ломиться в открытую дверь; сторонники трудовой теории сто­имости прекрасно понимали, что без потребительной ценности, без об­щественной полезности блага невозможно вообще существование кате­гории товара. Речь идет о другом - о том, что стоимость, по их мнению, непосредственно создается в производстве, что это - объективное свой­ство товара. Но если без рыночных оценок покупателей невозможно выявить полезный эффект произведенной продукции, то, очевидно, сто­имость (ценность) есть прежде всего категория обмена.

Помимо этого, неоклассики, в том числе и австрийская школа, под­черкивают, что в создании ценности товара принимают участие несколь­ко равноправных факторов производства - труд, капитал, земля, пред­принимательские способности, а не только один труд.

Расхождение теории предельной полезности с теорией трудовой стоимости связано и с проблемой соизмерения разнородных потреби­тельных ценностей, или полезностей.

Ведь в каждом конкретном случае при выработке хозяйственных решений бизнесменом или в процессе ин­дивидуального потребления постоянно происходит сопоставление по­лезного эффекта различных благ. Вообще без сопоставления потребно­стей, без оценки полезного эффекта тех или иных материальных и ду­ховных благ каждый раз, когда требуется принятие хозяйственного ре­шения, никакая экономическая деятельность была бы невозможна.

При этом сама проблема поиска измерения полезности вызывала оживленную полемику в среде сторонников теории предельной полез­ности. В каких единицах измерить полезный эффект? В зависимости от ответа на этот вопрос ученые разделились на два «лагеря» - ордина- листов и кардинал истов, однако суть этой проблемы можно уяснить лишь после изучения самой категории предельной полезности, кривой спроса и других важных категорий экономической науки.

Обратимся к более подробной характеристике проблемы ценности в концепции теории предельной полезности. Ученые, разработавшие эту теорию, - У. Джевонс, А. Маршалл (Великобритания), Е. Бем-Баверк, К. Менгер, Ф. Визер (Австрия), Л. Вальрас (Швейцария), В. Парето (Ита­лия) и другие в основном создавали свои труды во 2-й половине XIX - начале XX в. Нередко вклад этих исследователей (особенно представи­телей австрийской школы) в развитие экономической теории именуют «субъективной революцией», или революцией «предельной полезнос­ти». Цена, определяемая предельной полезностью, помогла разрешить многие загадки и парадоксы хозяйственной жизни и позволила создать тот раздел экономической науки, который сейчас принято называть тео­рией потребительского выбора (см. § 9 настоящей главы). Чаще всего в связи с этим упоминается знаменитый «парадокс Смита»: почему вода, столь полезная для человека, стоит так дешево, а алмаз, чья польза намного меньше для удовлетворения жизненных потребностей, стоит

так дорого? Ответить на этот интересный вопрос нам поможет именно теория предельной полезности. По мнению Хайека, с элементарными основами теории предельной полезности должен быть знаком каждый образованный человек.1

Сторонники теории предельной полезности рассматривают, прежде всего, субъективную ценность, выражающую отношение человека к вещи. При этом субъективную ценность связывают с редкостью блага, т. е. с величиной его запаса. «Ценность предполагает, - писал Е. Бем- Баверк, - именно ограниченность количества вещей, отсутствие ценности предполагает избыток их».2 Представители теории предельной полезнос­ти, выводя ценность из полезности, считали необходимым выделить два вида полезности:

а) абстрактную, или родовую полезность, т. е. способность блага удовлетворять какую-либо потребность людей;

б) конкретную полезность, которая означает субъективную оцен­ку полезности данного экземпляра этого блага. Эта субъективная оценка зависит от двух факторов: от имеющегося запаса данного бла­га и от степени насыщения потребности в нем (степени интенсивнос­ти потребности).

По мере удовлетворения потребности «степень насыщения» растет, а величина конкретной полезности (степень «настоятельной потребности») падает. Это означает, что каждое последующее благо, удовлетворяющее данную потребность, обладает меньшей полезностью, чем предыдущее, а при ограниченном запасе блага имеется его «предельный» экземпляр, удовлетворяющий «настоятельную потребность». Отсюда делается вывод, что ценность блага данного рода определяется полезностью предель­ного экземпляра, удовлетворяющего наименее настоятельную по­требность.3

1 Хайек Ф.
Пагубная самона­деянность. М., 1992. С. 175.

2 Бам-Баверк Е. Основы тео­рии ценности хозяйственных благ. Австрийская школа в поли­тической экономии. М., 1992. С. 262.

3 Термин «предельная полез­ность» был введен в экономичес­кую науку Фридрихом фон Визе- ром (1851-1926), видным пред­ставителем австрийской школы.

Иллюстрацией проблемы предельной полезности у Е. Бем-Баверка служит позаимствованный им из работы' К. Менгера пример с пятью мешками зерна, которыми обладает старик-отшельник, живущий в лесу. Полезность этих мешков зерна распола­гается в убывающем порядке: первый мешок употребляется для удовлетворе­ния самых насущных потребностей пита­ния, второй - для улучшения питания, третий - для откорма домашних птиц, четвертый - для изготовления пива, пя­тый - для забавы (кормления попугаев).

Лишившись какого-либо одного мешка, отшельник отказался бы лишь от корма попугаев, т. е. удовлетворения наименее настоятельной потребности. Поэтому именно ею определяется ценность каж­

дого из пяти мешков зерна. По определению Бем-Баверка, «величина ценности материального блага определяется важностью той конкретной потребности (или частичной потребности), которая занимает после­днее место в ряду потребностей, удовлетворяемых всем наличным запасом материальных благ данного рода».1 Следовательно, полез­ность последней единицы каждого блага, т. е. единицы, которая удов­летворяет наименее настоятельную потребность, и есть предельная полезность. По мнению сторонников данной теории, субъективная оцен­ка каждого блага человеком непосредственно определяется предельной полезностью этого блага, а объективные меновые пропорции или цены товаров зависят от субъективных оценок и, в конечном счете, тоже оп­ределяются предельной полезностью (см. также о предельной полезно­сти в § 9 настоящей главы).

Теперь становится возможным объяснить и «парадокс Смита»: нуж­но различать общую полезность всего запаса блага и его предельную полезность. Общая полезность всего запаса воды, конечно, выше об­щей полезности алмазов, но ценность этих экономических благ объяс­няется предельной полезностью, а она выше у алмазов.

Родоначальником нового направления в теории ценности и цен яв­ляется выдающийся английский экономиста. Маршалл. По его мнению, теория предельной полезности страдает определенной одностороннос­тью, поскольку объясняет ценность только одним фактором. Широко известно мнение А. Маршалла о необходимости синтеза предельной по­лезности и издержек производства при определении того, чем опреде­ляется стоимость товара. «Мы могли бы с равным основанием спорить о том, регулируется ли стоимость полезностью или издержками произ­водства, как и о том, разрезает ли кусок бумаги верхнее или нижнее лезвие ножниц».2

1 Бем-Баверк Е. Основы тео­рии ценности хозяйственных благ. Указ. соч. С. 278, 279.

2 Маршалл А. Принципы эко­номической науки. М., 1993. Т. II. С. 31-32,

Именно с работами А. Маршалла связан отход неоклассической школы от попыток построить монистическую теорию стоимости и цены. Принцип монизма означает, что должен быть найден единый источник стоимости, единое основание цены, единый источник доходов обще­ства в рыночном хозяйстве. Таким единственным источником, например, в теории К. Маркса является труд, и только труд. Теоретики австрийс­кой школы ищут такое единое основание в категории предельной полез­ности. В теории же А. Маршалла определение стоимости и цены сводится к выяснению взаимодействия рыночных сил, лежащих как на стороне спроса (предельная полезность), так и предло­жения (издержки производства товара).

По мнению А. Маршалла, ценность това­ра в равной мере определяется полезно­стью и издержками производства.

Дать развернутую характеристику

второй стороне (издержкам производства) в этом параграфе не пред­ставляется возможным, так как для этого нужно познакомиться с кате­горией предельных издержек (гл. 6), а также с теорией предельных про­дуктов и предельной производительности факторов производства (гл. 10). Но уже здесь можно заметить, что в теории неоклассиков при определении ценности товаров используется своеобразный подход к оценке производственных ресурсов, направленных на изготовление то­вара, в том числе и фактора труда. Почему осуществляются затраты труда на производство какого-либо товара (и не только труда, но и дру­гих факторов - капитала и земли)? Потому что общество испытывает потребность в какой-то конкретной полезности. Именно ценностью это­го товара, этой полезностью и будут определяться ценности затрат тру­да, капитала и земли. Именно ценность конечного товара определяет ценность того или иного фактора производства, масштаба его примене­ния и в целом - величину издержек производства. Стоимость готового товара вменяется стоимости использованных при его изготовлении факторов производства. Поясним этот принцип на конкретных примерах. Разработка нефтяных месторождений, добыча нефти и производство бензина осуществляются потому, что люди ценят такое благо, как авто­мобиль. Чем выше оценки полезности этого блага, тем в больших масш­табах будут осуществляться затраты труда и других факторов на добычу нефти и изготовление бензина. Не потому дорог бензин, что высоки затра­ты на добычу нефти, а наоборот: из-за высокой ценности для автомобили­стов бензина будут высоки и затраты на добычу нефти. Этот принцип Е. Бем-Баверком описан так: «Не потому дорого токайское вино, что до­роги токайские виноградники, а наоборот».1 Начиная с работ А. Мар­шалла, в экономической теории отчетливо проявился отход от поисков субстанции стоимости и переход к функциональному анализу, к одно­временному определению взаимовлияния цены и спроса-предложения.

<< | >>
Источник: Под общей редакцией проф. Чепурина М. Н., проф. Киселевой Е. А.. Курс экономической теории: учебник - 5-е исправленное, дополнен­ное и переработанное издание - Киров: «АСА», - 832 с. 2006

Еще по теме § 3. Теория предельной полезности и субъективная ценность блага:

  1. 5.2 ТЕОРИЯ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПОЛЕЗНОСТИ И СУБЪЕКТИВНАЯ ЦЕННОСТЬ БЛАГА. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ КРИТИКИ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ
  2. 18. ОБЩАЯ И ПРЕДЕЛЬНАЯ ПОЛЕЗНОСТЬ БЛАГА
  3. Общая и предельная полезность блага
  4. § 1. Теория предельной полезности
  5. Вопрос 7. Кардиналистская (количественная) теория предельной полезности. Законы Госсена.
  6. 4.1. Количественный подход: теория предельной полезности
  7. 8.1. Потребительские предпочтения и предельная полезность. Закон убывающей предельной полезности
  8. СПРОС И КОНКУРЕНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЯ: ТЕОРИЯ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПОЛЕЗНОСТИ
  9. Глава 4. ТЕОРИЯ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПОЛЕЗНОСТИ
  10. Глава 10. СПРОС И КОНКУРЕНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЯ: ТЕОРИЯ ПРЕДЕЛЬНОЙ ПОЛЕЗНОСТИ 1.
  11. § 4. Закон убывающей предельной полезности. Измерение величины полезности
  12. § 3. Предельная полезность как революционная идея в теории стоимости
  13. 22. ПРЕДЕЛЬНАЯ И СОВОКУПНАЯ ПОЛЕЗНОСТЬ
  14. Закон убывающей предельной полезности
  15. § 6. Эволюция теории предельной полезности •
  16. 4.1.2. Предельная полезность и кривая спроса