<<
>>

§ 1. Социально-политическая, экономическая и криминологическая характеристики региона как основа прогнозирования преступности

Криминология изучает и учитывает закономерности социального разви­тия общества. Специфической стороной предмета исследования в криминоло­гии выступает ее нацеленность на механизмы возникновения и функциониро­вания причинного комплекса преступности.
При этом преступность в кримино­логических исследованиях изучается применительно к конкретным условиям места и времени, т.е. в определенных пространственных и временных границах. Другими словами региональный (пространственный) подход изучения и про­гнозирования преступности выступает обязательным атрибутом любого при­кладного криминологического исследования.

Целесообразность использования регионального подхода в криминологи­ческом изучении и прогнозировании преступности заключается в необходимо­сти учета влияния территориальных экономических, социальных, политиче­ских, организационных, правовых и управленческих факторов, определяющих состояние, структуру и динамику преступности в регионе1.

В то же время следует учитывать, что некоторые криминологически зна­чимые факторы отражаются лишь на статистических показателях преступно­сти, почти не затрагивая ее реального состояния (например, в связи с измене­ниями законодательства, влекущие криминализацию или декриминализацию отдельных явлений). Другие влияют на состояние преступности, но не порож­дают ее, например, при изменении численности населения, в том числе вслед­ствие миграции, его половозрастной и социально-профессиональной структу­ры. И, наконец, есть такие, которые, являясь причинными комплексами пре-

1 См.: Долгова АИ. Общие тенденции преступности и ее различия в регионах России / Пре­ступность в России и борьба с ней: Сб. науч. трудов. М, 2003. С. 3-9.

73

ступности, определяют ее содержание, формы, уровень, структуру и иные ха­рактеристики: негативные экономические, нравственные и социально-психологические явления, падение уровня жизни отдельных микрогрупп и т.д.

Социальные и криминологические процессы и явления обусловлены, в конечном счете, уровнем экономического развития региона, который играет приоритетную роль в формировании территориальных общественных систем. Методологическая основа изучения и прогнозирования региональной преступ­ности заключается в рассмотрении отдельно взятого региона как сложной инте­гральной территориально-общественной системы (ТОС), имеющей в своей ос­нове сложившуюся или формирующуюся социально-экономическую систему (ТСЭС). Последняя представляет собой результат взаимодействия природной среды и функционально-компонентных подсистем материального производст­ва, расселения, социальной и институциональной инфраструктуры и жизнедея­тельности населения1.

Функциональная структуризация территориально-общественной и соци­ально-экономической систем широко используется в социальной и экономиче­ской географии. Подобный подход был признан эффективным при разработке концепции экономико-демографической обстановки, представляющей демо­графическую обстановку (ситуацию) как результат функционирования терри­ториальной социально-экономической системы, территориально-производст­венного комплекса, территориальной системы расселения, территориально-со­циальной инфраструктуры, образа жизни и других подсистем и элементов .

Можно предположить, что не только демографические процессы, но и вся социально-экономическая и политическая обстановка в регионе, включая и со­стояние преступности, зависят от результатов функционирования территори­альных подсистем и специфики их взаимодействия. Поэтому социально-кри-

1 См.: Ростов К.Т. Методология регионального анализа преступности в России: Дис ...д-ра юрид. наук. С-Пб., 1998. С. 245-255.

2 См.: Методы анализа влияния различных факторов социально-экономической ситуации на состояние оперативной обстановки: Методическое пособие / Под ред. ММ. Бабаева. М., 1999. С. 35.

74

минологическую обстановку можно рассматривать в качестве результата взаи­модействия экономических, социальных, расселенческих, демографических и иных факторов в рамках функционирования указанных выше систем, ослож­ненных действием субъективных (специфических) причин и условий.

Крими­ногенный потенциал этих факторов формирует соответственно криминогенные, экономические, нравственные, демографические и иные социальные условия, которые реализуются при определенном пространно-временном сочетании их количественных и качественных характеристик. Совокупность таких условий порождает территориальную неоднородность в интенсивности (уровне), темпах роста (снижения), концентрации преступности, ее структуре и характере1.

В специальной литературе отмечают, что базовыми характеристиками, определяющими территориальные различия преступности, выступают социаль­но-экономические явления и процессы2. Именно они являются итогом, во-первых, региональной специфики явлений социально-экономического, соци­ально-культурного, организационно-управленческого, правового характера; во-Ш вторых, особенностей динамики этих явлений в регионах; в-третьих, своеобра-

зия взаимодействия различных явлений в одном и том же регионе; в-четвертых, разных характеристиках условий этого взаимодействия - состояния внешнего социального контроля, предупредительной, правоохранительной деятельности.

Известно, что социально-экономические изменения влияют на преступ­ность опосредованно по прошествии определенного времени, поскольку: во-первых, механизм этого влияния обусловлен субъективными факторами (харак­теристиками населения); во-вторых, преступность-порождают не сами по себе экономические процессы, пусть даже неблагоприятные, а отрицательные по­следствия недостаточного учета или игнорирования этих процессов в управ-

1 См.: Долгова АИ., Серебрякова В.А., Королева MB, Ларьков АН., Рахманов АИ. Небла­гоприятные тенденции преступности в России, их причины и меры борьбы с ними / Измене­ния преступности и проблемы охраны правопорядка. М., 1994. С. 3-19.

2 См.: Современные криминологические проблемы борьбы с преступностью / Под ред. Р.Н. Марченко. М, 2000. С. 22.

75

ленческой деятельности по предупреждению преступности1.

В числе внешних криминогенных факторов по итогам 2003 г. следует особо выделить расширившийся комплекс социально-политических проблем, связанных с нарастающими процессами глобализации, экспансии транснацио­нальных террористических проявлений и обострения международно-полити­ческой ситуации. Объективное развитие глобализационных тенденций в мире следует отнести к числу новых политических реалий; углубленные исследова­ния в данной области развернуты крупными научными центрами мирового со­общества, а также некоторыми отечественными исследовательскими учрежде­ниями .

Вероятнее всего, что в течение ближайших лет негативное воздействие на криминогенную обстановку в России международного криминогенного фак­торного комплекса будет продолжаться.

Обстоятельством, подтверждающим актуальность и необходимость раз­вития регионального подхода, является тот факт, что в 90-е гг. прошлого века, с переходом России к рыночным отношениям, в причинном комплексе преступ­ности определяющую и доминирующую роль стала играть организованная эко­номическая преступность, представители которой заняли впоследствии ключе­вые позиции в экономике большинства российских регионов3.

Интересы организованной преступности, как известно, активно устрем­ляются именно в те сферы экономики, где имеются большие возможности для быстрого обогащения: сфера приватизации государственного имущества, жи­лья, земли; кредитно-финансовая сфера; розничная и оптовая торговля (фаль­сификация алкогольной продукции и т.п.); рыбный бизнес; внешнеторговые

1 См.: Территориальные различия преступности и их причины. М, 1988. С. 81; Криминоло­гия: Учебник для юрид. вузов / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. С. 234-235.

2 См.: Политический режим и преступность / Под ред. В.Н. Бурлакова, В Н. Волкова, В.П. Сальникова. СПб., 2001. С. 280; Долгова АИ. Терроризм, преступность и криминальное общество / Преступность, ее организованность и криминальное общество. М., С. 486-530.

См.: Коррупция и экономические преступления / Проблемы борьбы с коррупцией и престу­плениями в сфере экономики: Сб.

материалов семинара Совета Европы. Красноярск. 2000, Преступления в сфере экономики: Уголовно-правовой анализ и квалификация. М., 2001. С. 131-142.

76

операции (экспорт сырья и материалов, импорт разнообразной продукции ши­рокого потребления); наркобизнес; проституция; продажа оружия и другие сферы криминальной экономической деятельности. Организованными пре­ступными группировками контролируется более 70 тысяч хозяйствующих субъектов с разными формами собственности, в том числе 2,5 тысячи государ­ственных предприятий, около 8 тысяч акционерных обществ, свыше 600 совме­стных предприятий, почти 1000 оптовых и розничных рынков, а также, что особенно опасно, около 300 коммерческих банков1.

Другими словами, в условиях перехода к рыночным отношениям органи­зованная преступность растет, отражая масштабы увеличения теневой эконо­мики, охватывая зачастую целые регионы либо отрасли народного хозяйства2.

Стихия рыночной экономики привела к тому, что произошла резкая по­ляризация доходов населения и установился низкий уровень материального обеспечения некоторых его слоев. Положительные изменения по основным макроэкономическим показателям так и не смогли остановить рост социальной напряженности в обществе. Из данных Федеральной службы государственной статистики России следует, что примерно 22,5% населения России (по Сибир­скому федеральному округу - 29,1%) имеют денежные доходы ниже прожи­точного минимума, который можно считать предельной чертой для измерения бедности. Расчеты показывают, что в среднем по регионам Российской Федера­ции минимальная заработная плата почти в 5 раз отстает от прожиточного ми­нимума, недотягивает до него и минимальная пенсия (по Сибирскому феде­ральному округу - в 7 раз). Данные показатели в сравнении с официальной ста­тистикой развитых стран мира выглядят крайне неблагоприятно.

Уровень официально зарегистрированной безработицы по данным 2003 г. составил 8,3% от общего объема экономически активного населения, при этом значительная часть безработных остается неучтенной и представляет собой все

1 См.: Михайличенко А.А.

Экономическая преступность в контексте реформ: Научный вест­ник Омской академии МВД России. Омск, 2002, № 1. С. 34-36.

2 См.: Иншаков СМ. Криминология: Вопросы и ответы. М., 1997. С. 78-79.

77

возрастающий резерв криминогенного массива граждан, практически всегда го­тового к совершению преступления. Армия безработных с 1992 по 2003 гг. уве­личилась более чем вдвое и достигла 6,0 млн. человек в целом по стране (по Сибирскому федеральному округу - 1,1 млн. человек)1.

Для успешного изучения и прогнозирования региональной преступности представляет интерес анализ социально-этнической структуры населения. Ре­гиональные различия во влиянии этнических факторов на криминогенную об­становку обусловлены степенью полиэтничности и особенностями процессов миграции в конкретных регионах. Как показывают правоохранительная прак­тика и криминологические исследования, этнический фактор играет весьма за­метную роль в формировании криминогенной обстановки в большинстве ре­гионов России, особенно в крупных городах2.

На юге Восточной Сибири межэтническая напряженность сказывается в сепаратистских проявлениях националистических групп Тувы, Бурятии, обра­зующих вместе с Хакасией и Горным Алтаем полосу нестабильности вдоль границы России с Монголией и Китаем. Потенциальную угрозу национальной безопасности России эта ситуация приобретает в комплексе российско-китай­ских взаимоотношений и китайской «демофафической экспансии» в Сибири и на Дальнем Востоке3.

Прогноз преступности будет неточным, несоответствующим реалиям, ес­ли не будет учтен территориальный этносоциальный фактор, который чаще всего проявляется в качестве криминальной активности преступных фуппиро-вок, сформированных по этническому признаку. Степень влияния этого факто­ра зависит от уровня мифации и численности постоянных жителей, относя­щихся к соответствующим этническим фуппам .

1 См.: Россия в цифрах. 2003: Краткий статистический сборник. М., 2003. С. 150-165.

2 См.: Рамазанов К.Т. Правовые возможности снижения криминогенной напряженности в полиэтнических регионах России / Государство и право на рубеже веков: Материалы всерос­сийской конференции. М., 2001. С. 133-137.

3 См.: Рыльская М.А. К вопросу о прогнозировании и урегулирования межэтнических кон­фликтов на региональном уровне / Российский следователь. № 2. 2002. С. 27-30.

1 См.: Шульга В.И. Основные тенденции преступности и ее предупреждение в Дальнево­сточном регионе: Автореф. дис ...канд. юрид. наук. М, 1994.

78

В этой связи нельзя не отметить влияние этнических криминальных групп на преступность в различных регионах, в частности, Сибирского феде­рального округа. Следует обратить внимание и на то, что существует опреде­ленная специализация этнических преступных групп в пределах территории округа. Например, в Новосибирской области ведущую роль в распространении наркотических средств играет «азербайджанская» преступная группировка, а в Алтайском крае - «узбекская». Но обе эти группировки достаточно тесно взаи­модействуют друг с другом, создавая транзитный путь для поступления нарко­тических средств из Афганистана и Таджикистана в европейскую часть России и в страны Западной Европы. В Красноярском крае и Омской области наи­большую криминальную активность проявляет так называемая «дагестанская» преступная группировка, которая специализируется на кражах автомобилей с последующей их продажей в другие регионы Российской Федерации, либо с возвратом похищенных автомобилей их владельцам за выкуп, составляющий от трети до половины рыночной стоимости автомобиля. В Читинской и Иркутской областях довольно сильные позиции занимает «китайская» преступная группи­ровка, специализирующаяся на контрабанде цветного металла и древесины, ко­торые затем переправляются в Китай. Также эта группировка занимается пере­правкой нелегальных мигрантов из Китая и других стран Юго-Восточной Азии в Западную Европу. Причем в этом криминальном бизнесе участвуют не только представители России, но и Украины, Польши, Германии, Турции2.

Региональный принцип невозможен без системного подхода, который рассматривает преступность как интегративный результат сложного взаимо­действия всех социальных явлений и процессов, протекающих как в обществе в целом, так и имеющих территориальную специфику. Среди последних выделя­ются и такие, как политическая обстановка в регионе (забастовки шахтеров в Республике Хакасия и Кемеровской области, работников образования в Алтай­ском крае и Иркутской области с требованиями о выплате заработной платы;

2 См.: Мухин А.А. Криминальное сообщество Алтайского края / Российская организованная преступность и власть. М, 2003. С. 263-264.

79

губернаторские выборы в Алтайском и Красноярском краях и т.п.); ход разви­тия и направленность социально-экономических и государственно-правовых преобразований; состояние межнациональных отношений и наличие конфлик­тов на этнической почве; эффективность деятельности правоохранительных ор­ганов; особенности национальной психологии; национальные, религиозные и семейно-бытовые традиции и обычаи.

Важнейшим принципом изучения и прогнозирования региональной пре­ступности является сравнительный подход, при котором территориальному сравнению подвергаются показатели состояния, динамики, структуры преступ­ности, выявляются специфические процессы экономического, демографическо­го, социокультурного и иного характера, происходящие в регионе.

Отмеченное выше дает основание утверждать об универсальности регио­нального подхода в криминологии. Исследования в области региональной кри­минологии носят приоритетный, базовый характер, задают центральное, пер­спективное направление в развитии теории криминологии. Вместе с тем иссле­дования в этой области всегда носят прикладной характер, поскольку зачастую выступают как составная часть работ по подготовке федеральных, региональ­ных комплексных и целевых программ предупреждения преступности1.

Исходя из целей и задач регионального прогнозирования, следует выде­лять два основных подхода в территориальном направлении изучения преступ­ности: 1/ конкретно-криминологический и 2/ комплексный социально-криминологический.

Конкретно-криминологический подход позволяет исследовать террито­риальные различия преступности в пределах экономического района или от­дельно взятого региона. Он обладает многими достоинствами: сравнительно-стью, высокой оперативностью информации, простотой методики исследова­ния, возможностью анализа социальной обусловленности в зонах ее локализа-

1 См.: Криминология: Учебник / Под ред. ЮМ. Антоняна. М, 1998. С. 458-462; Хохря­ков Г.Ф. Криминология: Учебник. М., 2002. С. 193-210; Долгова АИ. Социально-террито­риальная распространенность преступности в России и проблемы ее изучения / Преступ­ность, ее организованность и криминальное общество. М, 2003. С. 193-234.

80

ции, широким спектром практического использования результатов. Вместе с тем, он страдает общим для многих криминологических исследований недос­татком; здесь социальная природа (причины) преступности изучается через территориальные проявления самой преступности (следствие) как совокупно­сти преступлений.

Социально-криминологический подход описывает и прогнозирует регио­нальную преступность, исходя из социально-экономической характеристики региона. Комплексное социально-криминологическое изучение преступности предполагает обратный в сравнении с конкретно-криминологическим подходом метод исследования. Здесь преступность (следствие) изучается и прогнозирует­ся посредством исследования территориально-криминогенного аспекта соци­ально-экономического развития региона (причина). Такой подход, по мнению К.Т. Ростова, обладает целым рядом преимуществ:

• преступность изучается как социально обусловленное явление, а не как простая совокупность правонарушений. Это позволяет подвергнуть более глубокому анализу и прогнозу комплекс социальных условий в регионе, не ог­раничиваясь лишь зонами повышенной криминальной активности;

• социально-криминологический подход решает, наряду с узковедом­ственными задачами предупреждения преступности, более широкий спектр за­дач (от анализа криминальной ситуации в разных частях региона до социально-криминологического прогноза и разработки региональных комплексных про­грамм предупреждения преступности)1.

Изложенное дает основание сформулировать предмет исследования в рамках региональной криминологии, которым, на наш взгляд, является изуче­ние и прогнозирование территориальных закономерностей развития преступно­сти через совокупность проявлений социальных отношений, рассматриваемых в конкретных пространственно-временных условиях, в их тесной взаимосвязи друг с другом, с материальным производством и окружающей средой.

1 См.: Ростов К.Т. Методология регионального анализа преступности в России: Дис ... д-ра юрид. наук. СПб., 1998. С. 92-94.

81

В методологии регионального анализа и прогнозирования преступности важным этапом выступает выбор факторов, определяющих криминологиче­скую обстановку. Необходимость в объективном анализе и прогнозировании состояния преступности в регионе требует познания совокупности наиболее информативных факторов. Очевидно, разложение этой совокупности по каким-либо признакам, удовлетворяющим задачи исследования, позволяет более сис­темно исследовать социально-криминологический комплекс. В зависимости от научного подхода к изучению преступности, целей и задач исследования сис­тематизация факторов может быть разнообразной.

В конкретно-криминологических исследованиях, проводимых чаще всего для оценки оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов, используют различные индикаторы преступности: состояние, динамику, уро­вень, степень общественной опасности преступности и другие параметры, ха­рактеризующие оперативную обстановку. Кроме них применяют и комплекс одномерных и многомерных индикаторов, отражающих искомые цели и задачи исследования.

Одним из первых опытов выявления различий в социально-криминологи­ческой обстановке районов (городов), входящих в Московскую область, и раз­работки их криминологической классификации (типологии) были исследова­ния, проведенные группой сотрудников ВНИИ МВД России в 1995-1998 гг.

Первоначальной задачей исследования являлось выявление системы фак­торов, влияющих на криминологическую ситуацию в регионе. Методика анали­за состояла в том, что с помощью многоэтапной процедуры был произведен от­бор исходных показателей, которые целесообразно было использовать для соз­дания модели криминологической классификации районов Московской облас­ти. Результатом отбора явилась совокупность из 11 вариантов (групп) показате­лей, характеризующих районы как с точки зрения данных о преступности, так и

82

сведений социально-экономического, демографического и иного характера1.

На основе применения факторного анализа по каждому из сформирован­ных вариантов (групп) исходных показателей осуществлялся выбор опреде­ляющих факторов. Последующий межгрупповой факторный анализ позволил выделить из них 11 основных, имеющих максимальные информационные на­грузки: функциональный тип региона; темпы роста производства в регионе; уровень развития материально-технической базы социальной инфраструктуры региона; плотность населения; половозрастная структура населения; коэффици­ент миграции; количество безработных; уровень жизни (соотношение средне­месячной заработной платы и стоимости «потребительской корзины»); обеспе­ченность жильем; уровень алкоголизации и наркомании населения региона; со­стояние преступности.

В качестве индикаторов территориальных различий были использованы уровень преступности, удельный вес тяжких преступлений, краж, преступле­ний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, преступлений, совершаемых в общественных местах2.

Серьезной научной проблемой явился поиск интегрального показателя, который бы наиболее точно отражал степень криминогенное™ обстановки в регионе. Попыткой ее решения стало обоснование и последующее использова­ние такой категории, как криминальная пораженность населения. Последняя характеризует активность, с которой местное население воспроизводит в своей среде преступников. Она измеряется коэффициентом криминальной поражен-ности, то есть величиной, которая показывает количество выявленных лиц, со­вершивших преступления, на единицу численности населения в возрасте от 14

1 См.: Макаров АЛ., Казакова В.А., Романов Г.А., Яковлев О.В. Криминологическая ситуа­ция в Московской области на региональном (районном) уровне (опыт факторного анализа) / Проблемы борьбы с преступностью в условиях столичного региона. М., 1995.

2 См.: Гладких В.И., Борбат А.В., Шабанов Г.Х. Преступность в Московском регионе: Со­стояние. Особенности. Тенденции. М., 1998. С. 164-166.

83

до 55 (женщины) и до 60 (мужчины) лет1.

Помимо общей криминальной пораженности населения, предложены ее разновидности: корыстная (кражи и мошенничество), насильственная (убийства с покушениями на их совершение, тяжкие телесные повреждения, тяжкий вред здоровью, изнасилования), корыстно-насильственная (грабежи и разбои), кри­минальная пораженность хулиганством.

Подобный подход позволил детально рассмотреть закономерности рас­пространения отдельных видов преступности, выявить ее изменения в динами­ке и пространстве, более обоснованно подойти к прогнозированию этого нега­тивного общественно-правового явления.

Были выявлены закономерности распространения преступности в раз­личных районах. Оказалось, что ее уровень выше в промышленных и промыш-ленно-аграрных зонах, чем в аграрных и аграрно-промышленных. Удалось так­же установить зависимость числа противоправных деяний от социально-экономической обстановки в регионе2.

Объединение субъектов Российской Федерации в федеральные округа сыграло важную роль для углубленного и тщательного изучения криминоген­ных факторов преступности, вызванных местными условиями. Это позволило установить характерные черты исследуемого негативного социально-правового явления, понять закономерности формирования региональной криминологиче­ской обстановки. Установление последних дало возможность определить соци­ально-криминологический тип региона3, спрогнозировать состояние, структуру, динамику преступности и, в зависимости от этого, предложить возможные средства, пути предупреждения преступности в пределах федеральных округов,

1 См.: Криминология и профилактика преступлений /Под ред. В.П. Сальникова. СПб., 1998. С. 213-215; Долгова АИ, Астанин ВВ., Еланова О.А., Ильин ОС, Юцкова ЕМ., Емельяно­ва Л.В. Региональные различия преступности и ее причины / Власть: криминологические и правовые проблемы: Сб. науч. трудов. М, 2000. С. 226-247.

См.: Ростов К.Т. О сущности социально-географического подхода в изучении преступности / Органы внутренних дел на пути к правовому государству: Сб. науч. трудов. СПб., 1993. С. 70-75.

3 См.: Долгова АИ. Криминологическая типология регионов / Преступность, ее организо­ванность и криминальное общество. М, 2003. С. 211-213.

84

республик, краев, областей. В результате появилась возможность разрабатывать прогнозы, а на их основе комплексы мероприятий по предупреждению пре­ступности применительно к каждому типу регионов, к конкретной республике, краю, области с учетом местных особенностей.

Исходя из указанных целей, социально-криминологическую типологию субъектов Российской Федерации можно определить как территориальную группировку регионов страны по социальным и криминологическим совокуп­ностям. Объекты, входящие в каждую, имеют определенную качественную од­нородность показателей-индикаторов, характеризующих причины и условия, а также состояние преступности. Кризисные явления в нашей стране способство­вали появлению новых подходов к типологии субъектов Российской Федера­ции.

В настоящее время происходит становление политики федерального цен­тра по отношению к регионам, которая характеризуется не двухсторонними от­ношениями и выбором форм взаимодействия применительно к каждому субъ­екту Российской Федерации, как это имело место прежде, а наличием типовых решений по отношению к отдельным обширным социально-экономическим зо­нам. С этой целью разрабатываются новые типологии регионов.

Так, например, типология субъектов Российской Федерации была пред­ложена специалистами Института экономики и организации промышленного производства в г. Новосибирске. Она разработана с целью группировки остро­ты проблем и форм деятельности государства в процессе их решения. Данная типология делит субъекты Российской Федерации на следующие группы:

• традиционно-отсталые;

• депрессивные (дореформенные и новые);

• традиционно-развитые, индустриальные или индустриально-аграрные;

• имеющие ресурсы федерального значения или программно разви-

85

вающиеся (по объему добычи, по разведанным запасам)1.

Данный подход позволил выявить, прежде всего, проблемные, кризисные регионы. К ним относятся территории, претерпевшие природные или техноген­ные катастрофы, а также те части страны, в пределах которых произошли ши­рокомасштабные общественно-политические и военные конфликты, в результа­те чего возник массовый отток населения. В их число входят субъекты Россий­ской Федерации, где «глубина экономического кризиса достигла пределов, не­совместимых с поддержанием социально-политической стабильности в обще­стве» . Именно на кризисные регионы следует обращать первоочередное вни­мание при изучении причин и условий преступности, связанных с местными условиями. При этом в каждом конкретном случае может присутствовать свой, присущий только данной части страны комплекс сложных для разрешения про­блем.

Как свидетельствуют результаты различных исследований и данные ста­тистики, в России в настоящее время сформировались три кризисных пояса: Центральный, Южный и Уральский.

Исследователи считают, что в случае сохранения действующих в настоя­щее время тенденций в стране в ближайшее время может появиться четвертый кризисный пояс - субъекты Сибирского федерального округа: Республики Ал­тай, Тыва, Бурятия, Алтайский край, Читинская область. Наиболее характерны

проблемы вышеназванных регионов - слабая финансовая обеспеченность и

з низкий уровень жизни населения .

Одним из основных криминогенных факторов является экономическое неблагополучие, которому сопутствует множество негативных явлений, в том числе падение уровня и качества жизни - того показателя, который в немалой степени влияет на состояние преступности. Падение качества жизни характери­зуется многими параметрами - демографическими, экологическими, состояни-

1 См.: Жолков А.С, Котилко ВВ. Региональная политика и население. Реформы в России. Новосибирск. 1998. С. 14.

2 См.: Ли ДА. Преступность в России. Системный анализ. М, 1997. С. 68.

3 См.: Жолков АС, Котилко ВВ. Указ. работа. С. 49.

86

ем здравоохранения, трудовой занятостью населения, возможностью получения полноценного образования, обеспеченностью благоустроенным жильем и соци­альными услугами, уровнем реальных доходов, размерами и структурой по­требления материальных благ, предпринимательской активностью, состоянием правопорядка, оценкой качества жизни самим населением1.

При низких значениях перечисленных показателей качество жизни, как в государстве, так и в регионах может значительно ухудшиться. Совсем не слу­чайно Россия оказалась в опасной зоне, в которой существует угроза ее эконо­мической безопасности. Указанные показатели в своем большинстве примени­мы и для характеристики экономического положения в Сибирском федераль­ном округе. Они могут быть также применимы для анализа социально-экономи­ческих факторов влияющих на обстановку в регионе.

Экономическая, политическая и социально-демографическая структура общества выполняет роль передаточного механизма, своего рода «призмы», по­средством которого импульс общественного развития передается и на крими­нальную ситуацию. Особенности рынка труда, социальной структуры населе­ния и демографического положения отражают криминальную ситуацию в Си­бирском федеральном округе.

Сибирский федеральный округ образован в соответствии с Указом Пре­зидента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. «О полномочном представи­теле Президента РФ в федеральном округе» № 849, окружной центр - г. Ново­сибирск.

Среди семи окружных административных образований России округ вы­деляется обширной территорией - 5 млн. 114,8 тыс. кв. км, численность населе­ния составляет более 20 млн. человек (13,8% населения страны), сосредоточен­ного в основном в крупных индустриальных центрах, и насчитывает более 120 национальностей2. Северные районы округа отличаются суровым климатом,

1 См.: Долгова АИ. Изменение преступности в России: Криминологический комментарий

статистики преступности. М, 1994. С. 235-240.

2 См.: Медков В.М. Демография. М., 2003. С.340-356.

87

низкой плотностью населения и слаборазвитой транспортной сетью. На терри­тории округа расположено 132 города, крупнейшими из которых являются: Но­восибирск, Барнаул, Омск, Красноярск, Иркутск, Новокузнецк, Кемерово, Томск, Улан-Удэ, Чита, Норильск.

Субъекты Сибирского федерального округа имеют общие границы: на юге - с Китаем, Монголией, Казахстаном; на востоке - с Республикой Саха (Якутия) и Амурской областью; на западе - с Тюменской областью, Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами.

В целом Сибирский федеральный округ - типичный представитель про-мышленно развитых регионов с доминирующей добывающей промышленно­стью, например, нефте- и газодобычей, добычей полезных ископаемых, лесной промышленностью.

Краткая хозяйственно-экономическая характеристика каждого из регио­нов Сибирского федерального округа даст более исчерпывающую картину:

Алтайский край занимает территорию 169,1 тыс. кв. км. Плотность на­селения 15,4 человека на 1 кв. км. Ведущее место в промышленности занимают машиностроение и металлообработка (25,8%), электроэнергетика (22,9%), хи­мическая и нефтехимическая промышленность (12,8%), пищевая промышлен­ность (16,2%). В сельском хозяйстве преобладает земледелие (посевы зерновых, сахарной свеклы, подсолнечника, льна, кормовых культур). Выращивают кар­тофель, овощи. Развиты мясомолочное животноводство, овцеводство, козовод­ство, пчеловодство, пушной промысел. Край обладает наибольшей долей вало­вого сбора зерна среди регионов округа.

Иркутская область имеет территорию 767,9 тыс. кв. км. Плотность насе­ления 3,6 человека на 1 кв. км. Ведущее место в промышленности занимают топливно-энергетические отрасли. Основные отрасли промышленности: цвет­ная металлургия (20,2%), электроэнергетика (17,5%), лесная, деревообрабаты­вающая и целлюлозно-бумажная промышленность (15,4%), машиностроение и металлообработка (12,2%). На юге области выращивают зерновые и кормовые культуры, развито мясомолочное животноводство. В северных районах развито

88

оленеводство, пушной промысел, звероводство.

Кемеровская область расположена на территории 95,5 тыс. кв. км. Плотность населения 30,6 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышлен­ности: угольная (32,7%), черная металлургия (27%). Область имеет наиболь­шую долю производства годового проката черных металлов и выплавки стали среди регионов округа. В сельском хозяйстве ведущие места занимают мясомо­лочное животноводство, птицеводство, пчеловодство.

Красноярский край занимает территорию 2339,7 тыс. кв. км, что состав­ляет 13,6% от территории округа. Плотность населения 1,3 человека на 1 кв. км. Важное место в структуре промышленности края занимает цветная металлур­гия (43,7%), химическая и нефтехимическая промышленность (8,6%), электро­энергетика (13,1%), топливная промышленность (8,6%), лесная, деревообраба­тывающая и целлюлозно-бумажная промышленность (5,6%), машиностроение и металлообработка (5,9%). В сельском хозяйстве преобладает производство зерна, картофеля и овощей, развиты животноводство мясомолочного направле­ния, овцеводство, птицеводство, пчеловодство и звероводство.

Новосибирская область расположена на территории 172,2 тыс. кв. км. Плотность населения 15,7 человека на 1 кв. км. Ведущей отраслью промыш­ленности является машиностроение и металлообработка (30,6%), выделяется также электроэнергетика (21,3%), пищевая (21,3%), химическая (4,3%) про­мышленность, черная (1%) и цветная (2,8%) металлургия. Предприятия про­мышленности производят электротехническое и металлургическое оборудова­ние. Сельское хозяйство специализируется на выращивании зерна, картофеля, овощей, развиты мясомолочное животноводство, птицеводство, пчеловодство. Важную роль играет производство льна.

Омская область занимает территорию 139,7 тыс. кв. км. Плотность насе­ления 15,1 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: топлив­ная (48,2%), электроэнергетика (13,8%), машиностроение и металлообработка (9,7%), пищевая (12,4%). Развиты нефтепереработка, химическая и нефтехими­ческая, радиоэлектронная, деревообрабатывающая, судоремонтная, приборо-

89

строительная отрасли промышленности. Ведущие отрасли сельского хозяйства: растениеводство, мясомолочное животноводство, птицеводство, пчеловодство, свиноводство, развит пушной промысел. Область занимает первое место по промышленной выработке мяса.

Республика Алтай занимает территорию 92,6 тыс. кв. км. Плотность на­селения 2,2 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: пищевая (35,7%), цветная металлургия (16,5%), машиностроение и металлообработка (13,5%), производство строительных материалов (13,4%). К ведущим отраслям сельского хозяйства относятся: животноводство мясомолочного направления, овцеводство, козоводство, развито пчеловодство.

Республика Бурятия расположена на территории 351,3 тыс. кв. км. Плотность населения 3 человека на 1 кв. км. Промышленность республики в основном ориентирована на добычу сырья и его первичную обработку. Веду­щие отрасли: горнодобывающая, золото- и угледобыча. Развиты электроэнерге­тика (39,0%), машиностроение и металлообработка (16,7%), лесная и деревооб­рабатывающая промышленность (7%). Машиностроение представлено в основ­ном его оборонными отраслями: авиастроение, судостроение и радиопромыш­ленность. Сельское хозяйство специализируется на выращивании зерновых культур, картофеля, овощей, развиты мясомолочное животноводство, овцевод­ство, птицеводство.

Республика Тыва имеет территорию 170,5 тыс. кв. км. Плотность насе­ления 1,8 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: электро­энергетика (29,1%), пищевая (18,8%), промышленность строительных материа­лов (6,5%), угледобыча (18,4%), лесная и деревообрабатывающая промышлен­ность (2,3%). В сельском хозяйстве развиты мясное скотоводство, овцеводство, козоводство и коневодство.

Республика Хакасия занимает территорию 61,9 тыс. кв. км. Плотность населения 9,4 человека на 1 кв. км. В отраслевой структуре промышленности преобладает цветная металлургия (31,8%), электроэнергетика (25,1%), развиты горнодобывающая, лесная и деревообрабатывающая промышленность. Распро-

90

странены народные промыслы. В сельском хозяйстве ведущее место занимают земледелие, мясомолочное животноводство, овцеводство, птицеводство.

Томская область имеет территорию 316,9 тыс. кв. км. Плотность населе­ния 3,4 человека на 1 кв. км. Главными отраслями промышленности являются топливная (31,4%), химическая и нефтехимическая (25,2%), машиностроение (9%), электроэнергетика (13,9%). В недавнем прошлом созданы новые отрасли: приборостроение, производство строительных материалов. В сельском хозяйст­ве доминируют мясомолочное животноводство, звероводство, растениеводство.

Читинская область расположена на территории 431,5 тыс. кв. км. Плот­ность населения 3 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: электроэнергетика (38,5%), цветная металлургия (18,8%), топливная промыш­ленность (16,1%), машиностроение и металлообработка (5%). В последние годы усилилась сырьевая направленность экономики области. Развито овцеводство, мясомолочное и мясное животноводство. Имеет место растениеводство, охот­ничий промысел.

Для ситуации, которая складывается в социально-демографической структуре округа, характерен низкий уровень естественного прироста населе­ния и высокий уровень миграции. К регионам с благоприятным социально-де­мографическим развитием (максимальная доля мужского населения, прирост населения и минимальная смертность) можно отнести Республику Тыва, Тай­мырский и Агинский автономные округа. Республику Хакасия, Алтайский край, Иркутскую, Кемеровскую и Новосибирскую области следует отнести к регионам с неблагоприятным социально-демографическим развитием (макси­мальная доля женского населения, убыль и максимальная смертность населе­ния)1.

В округе проживает большое количество лиц с денежными доходами ни­же прожиточного минимума. В этом плане наиболее бедными регионами явля-

См.: Фонд «Общественное мнение» о демографической ситуации / Социологические иссле­дования. 2001, № 11. С. 27-28; Крухмелев А.Е. Демографический кризис: механизмы преодо­ления / Социологические исследования. 2001, № 8. С. 87-94.

91

ются Алтайский край (в среднем 53,5% населения имеют доходы ниже прожи­точного минимума), Республика Хакасия (47,4%). Наименьшее число бедных проживает в Красноярском крае (20,5%). Углубляется тенденция расслоения населения по доходам.

В Красноярском крае, Новосибирской, Омской и Иркутской областях от­мечаются наиболее высокие расходы населения на покупку товаров и оплату услуг. Наиболее низкие - в Республиках Алтай и Тыва.

Ситуация на рынке труда во многом обусловлена общим социально-экономическим положением в современной России. Вместе с тем определенные региональные различия наблюдаются и в распределении активно занятого на­селения по секторам экономики. В целом большинство населения Сибирского федерального округа занято на государственных и муниципальных предпри­ятиях. Максимальное число работников государственных предприятий в Рес­публике Алтай (68,5%). В частном секторе занято в целом около трети трудо­способного населения. Максимальная доля работников частного сектора в Ал­тайском крае (48,7%), минимальная - в Республике Алтай (22,6%). Занятые на предприятиях и в организациях смешанной формы собственности составляют также около трети трудоспособного населения. Последнее место здесь занимает Республика Тыва (6,4%).

Общая численность безработных в Сибирском федеральном округе с на­чала 90-х годов прошлого века неуклонно возрастала и по данным 2003 г. уве­личилась в 2,8 раза. Особенно остро стоит проблема безработицы среди жен­ской части населения, которая составляет 65% от официально зарегистрирован­ного количества безработных1, 32% официальных безработных - молодежь в возрасте 16-29 лет, незанятость которой оказывает крайне негативное влияние на криминализацию обстановки. Наиболее высокими темпами роста общей численности безработных характеризуются Республики Хакасия (4,1) и Бурятия (3,6), Читинская область (4,1) и Красноярский край (3,1). Наиболее медленно

1 См.: Миляева Л.Г., Маркелов О.И., Подольная ИВ. Женская безработица в Алтайском крае / Социологические исследования. 2001, № 8. С. 98-102.

92

процесс высвобождения рабочей силы протекает в Томской области (1,7).

На протяжении всего последнего десятилетия наблюдается постоянный отток населения из сельских районов в города. Это связано в первую очередь с тем, что в сельских районах практически невозможно найти работу, оплачивае­мую адекватно квалификации и степени занятости работника, это характерно практически для всех регионов Сибирского федерального округа.

Наибольшее количество квадратных метров общей площади жилья на од­ного жителя приходится в Красноярском крае и Кемеровской области, наи­меньшее - в Республиках Алтай, Бурятия и Тыва, Читинской области.

В целом экономические и социально-демографические процессы в регио­нах Сибирского федерального округа развиваются достаточно синхронно, по­скольку определяются сходными внешними социально-экономическими факто­рами. Вместе с тем особенности хозяйственно-экономического развития, про­изводственной специализации, социально-демографической структуры с пол­ной вероятностью накладывают свой отпечаток на специфику криминальной ситуации в округе.

На протяжении 1997-2003 гг. криминальная ситуация в Сибирском феде­ральном округе оставалась достаточно сложной.

На состояние личной, общественной, государственной безопасности, пра­вопорядка оказывали негативное воздействие ряд существенных криминоген­ных факторов, среди которых можно выделить:

• деформированность структуры экономики регионов округа;

• неравномерность социально-экономического развития регионов;

• продолжающуюся криминализацию хозяйственной и финансовой деятельности;

• увеличение имущественной дифференциации населения;

• социально-политический кризис.

На состояние криминальной обстановки в округе оказывает влияние уг­лубляющийся правовой нигилизм значительной части населения. Отдельные формы противоправного поведения стали рассматриваться в массовом созна-

93

нии как социально-допустимые и привычно-обыденные.

В 2003 г. произошло увеличение количества зарегистрированных престу­плений. В целом по Российской Федерации их число увеличилось на 9,1% по сравнению с 2002 г. В Сибирском федеральном округе число зарегистрирован­ных преступлений увеличилось на 8,8%, т.е. почти на 32 тыс., и составило 457127 преступлений.

Увеличение преступности наблюдалось практически во всех регионах Сибири, за исключением Республики Бурятия, Иркутской и Кемеровской об­ластей, где число зарегистрированных преступлений снизилось соответственно на 7,1%, 2,0%, 2,3%. Наибольшие темпы увеличения отмечены в Республиках Алтай (27,3%), Хакасия (42,1%), Тыва (20,6%).

Помимо увеличения абсолютного количества зарегистрированных пре­ступлений обострились и иные показатели, отражающие остроту криминальной ситуации в округе: увеличился уровень преступности и темпы ее роста, про­изошли некоторые структурные изменения преступности.

В 2003 г. произошло повышение уровня преступности в округе, то есть количество совершенных преступлений на 100 тысяч населения, который со­ставил 2239,7 преступления. Коэффициент зарегистрированной преступности превысил общероссийский почти в 1,2 раза. Самый высокий уровень преступ­ности в округе был отмечен в 1999 г., когда был достигнут показатель в 2456,1 преступлений на 100 тыс. человек.

Положительным симптомом является уменьшение числа тяжких и особо тяжких преступлений. Их удельный вес снизился с 60% в 1999 г. до 40,3% в 2003 г., и составил 184073 преступления. Наибольший удельный вес такого ро­да преступлений зарегистрирован в Республиках Бурятия (40,1%) и Тыва (45,3%), Иркутской (44,1%), Кемеровской (42,1%), Новосибирской (43,0%), Томской (40,5%) и Читинской (40,4%) областях.

Структурный анализ преступности в округе показывает, что ее увеличе­ние произошло преимущественно за счет увеличения корыстных и экономиче­ских преступлений. По итогам 2003 г. количество краж составило 191916, по

94

сравнению с 2002 г. их количество увеличилось более чем на 33 тыс. В то же время возросло число выявленных преступлений экономической направленно­сти, которое составило более 52 тыс. преступлений, что более чем на 1,5 тыс. преступлений больше показателей 2002 г.

С продолжающимся развитием негосударственного сектора экономики объектом преступного посягательства стала и собственность коммерческих структур. В целях завладения их имуществом преступники используют самые разнообразные способы — от примитивных краж и разового вымогательства до крупных финансовых афер, профессионального рэкета и бандитских нападе­ний.

Дестабилизируют обстановку акты криминального насилия, хотя количе­ство убийств и покушений на убийство по сравнению с 2002 г. снизилось на 7,4%, на 2,4% снизилось количество случаев умышленного причинения тяжко­го вреда здоровью. Также имеют место убийства по найму, акты терроризма, захваты заложников.

Таким образом, очевидно, что общая картина преступности в округе име­ет ярко выраженную насильственную и корыстную окраску.

Существенную угрозу общественной безопасности создают большие масштабы незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Расползание предметов вооружения происходит в основ­ном за счет его хищения. Хотя в 2003 г. количество зарегистрированных пре­ступлений данного вида практически не изменилось и возросло лишь на 1,0%, в то же время в Республике Алтай зафиксирован довольно высокий рост - 23,4%, а в Новосибирской области - 16,1%. Наибольшее снижение удельного веса пре­ступлений, связанных с незаконным оборотом оружия зарегистрировано в Рес­публике Хакасия (-6,4%), Алтайском крае (-7,5%), Омской области (-7,2%). Ко­личество преступлений, совершенных с применением оружия в 1999 г. состави­ло 5520, а в 2003 г. 10781, т.е. за 5 лет возросло почти в 2 раза. Наибольшее число таких преступлений в 2003 г. совершено в Красноярском крае, Иркут­ской, Новосибирской области.

95

В 2003 г. в Российской Федерации на 3,5% увеличилось количество пре­ступлений, совершенных в группе лиц по предварительному сговору. В Сибир­ском федеральном округе количество зарегистрированных преступлений этого вида снизилось на 0,6%. Среди регионов, в которых произошло наибольшее снижение количества преступлений, совершенных в группе, можно выделить Республику Бурятия (-6,2%), Кемеровскую (-8,2%), Омскую (-5,6%), Читин­скую (-8,5%) области. В то же время наиболее активно бандитские группировки действуют на территориях Красноярского и Алтайского краев, Иркутской и Новосибирской областей.

Оперативную обстановку осложняет активная деятельность организован­ной преступности, масштабы которой представляют угрозу безопасности не только для Сибирского федерального округа, но и для России в целом. Про­должается ее экспансия во все сферы экономики. Деятельность преступных со­обществ генерирует дальнейшее развитие негативных процессов в динамике и структуре преступности. Обострилась борьба криминальных группировок за передел сфер влияния. В сфере криминальных интересов остаются Республика Хакасия, Алтайский и Красноярский края, Омская, Иркутская, Новосибирская и Кемеровская области, на территориях которых расположены крупнейшие про-мышленно-сырьевые и финансовые центры, а также транспортные узлы.

Для криминальной ситуации в Сибирском федеральном округе в 2003 г. было характерно заметное увеличение рецидивной преступности. Количество зарегистрированных преступлений данного вида увеличилось почти на треть, т.е. на 31,3%, по сравнению с показателями 2002 г. Среди лиц, ранее совер­шивших преступления 86629 (28,8%) имеют непогашенную судимость, 17978 (20,2%) признаны опасными и особо опасными рецидивистами. Наибольшее увеличение этого вида преступности произошло в Республиках Алтай (38,7%) и Хакасия (38,3%), в то же время снизилось количество зарегистрированных пре­ступлений данного вида в Республике Бурятия (-5,9%), Иркутской (-13,0%), Омской (-6,2%), Томской (-6,3%) областях.

Продолжает оставаться сложной и ситуация в сфере незаконного обраще-

96

ния наркотических средств и психотропных веществ. По некоторым данным, в Российской Федерации на приобретение наркотиков тратится более 1,5 млрд. рублей, причем наибольший удельный вес такого рода «покупок» приходится на регионы Западной Сибири. К тому же в ряде субъектов округа (Республики Алтай, Бурятия и Тыва, Алтайский край, Иркутская, Новосибирская, Омская, Читинская области) имеются благоприятные природно-климатические условия для выращивания наркотикосодержащих растений. Регионы, граничащие с рес­публиками Центральной Азии и Монголией, являются транзитными путями наркоперевозчиков. Общее количество зарегистрированных преступлений это­го вида по Российской Федерации составляло: в 1997 г. - 184,8 тыс.; в 1998 г. -190,1 тыс.; в 1999 г.- 216,3 тыс.; в 2000 г. - 243,6 тыс.; в 2001 г. - 241,6 тыс.; в

2002 г. - 189,6 тыс.; в 2003 г - 181,7 тыс. С одной стороны, эти показатели от­ражают степень активности правоохранительных органов в борьбе с этим ви­дом преступлений, с другой - огромные масштабы потребления наркотиков. В

2003 г. в Сибирском федеральном округе зарегистрировано 33499 преступле- ний данного вида, темп снижения по отношению к 2002 г. составил 0,4%. Наи­больший удельный вес таких преступлений зарегистрирован в Республике Тыва (9,7%), Томской (9,6%), Новосибирской (8,1%), Кемеровской (11,7%) областях. Увеличилась криминализированность подростковой среды. В Сибирском феде­ральном округе темп увеличения количества преступлений, совершенных несо­вершеннолетними в 2003 г. составил 6,9%. Подростками и при их соучастии со­вершено 31126 уголовно наказуемых деяний, что составляет 11,5% от всего ко­личества зарегистрированных преступлений по округу. Наибольший темп уве­личения подростковой преступности отмечен в Республиках Алтай (53,9%) и Хакасия (17,4%), Красноярском крае (15,1%), Иркутской (14,7%), Новосибир­ской (11,2%) областях.

Значительной остается доля женской преступности. В общем объеме при­влеченных к уголовной ответственности она составила 13,6%, а в Иркутской области и Эвенкийском автономном округе достигла 20,0%.

Сильно влияют на криминальную напряженность алкоголизация и нарко-

97

тизация населения. В Сибирском федеральном округе в 2003 г. в состоянии ал­когольного опьянения было совершено 56087 преступлений, 964 преступления совершено в состоянии наркотического и токсикологического опьянения. Наи­более высокий удельный вес преступлений, совершенных в состоянии алко­гольного опьянения отмечены в Республиках Алтай (39,2%) и Тыва (39,1%) и Бурятия (23,6%), Томской (24,6%), Иркутской (24,4%) областях. В тоже время в Омской области произошло заметное снижение количества зарегистрирован­ных преступлений данной категории (-10,9%).

На фоне общих негативных тенденций преступности в округе следует отметить и рост уличной преступности. В целом на 10,2% возросло количество преступлений, совершаемых в общественных местах. Наибольший прирост преступлений этой категории по сравнению с 2002 г. отмечен в Республиках Алтай (46,8%), Хакасия (55,9%), Новосибирской (45,3%), Томской (33,0%) об­ластях.

Снизился уровень преступности на объектах транспорта. В 2003 г. в ок- руге было совершено на 7,9% преступлений меньше, чем в 2002 г. При финан­совой поддержке Министерства путей сообщения сотрудниками МВД России было организовано сопровождение более 60% пассажирских поездов дальнего следования и большей части пригородных, увеличилась число маршрутов пат­рулирования подразделениями патрульно-постовой службы органов внутрен­них дел и внутренних войск. Было продолжено повсеместное внедрение спе­циализированной автоматизированной информационной системы проверки паспортных данных, с помощью которой удается выявлять и задерживать пре­ступников, объявленных в федеральный и местный розыск. Вместе с тем серь­езной проблемой остается предупреждение хищений цветных металлов из средств сигнализации, связи и энергообеспечения железных дорог. Их число составляет пятую часть от общего количества преступлений, зарегистрирован­ных на объектах транспорта.

Проведенный анализ статистических данных о состоянии преступности в рассматриваемых регионах Сибирского федерального округа позволил нам

98

ранжировать эти регионы по количеству и уровню различных видов преступно­сти. В результате была установлено, что в 60% случаев место региона, которое он занимает по количеству зарегистрированных преступлений, соответствует его месту, занимаемому по уровню данного вида преступности. Т.е. можно сде­лать вывод о том, что одними из основных факторов, влияющих на состояние преступности в рассматриваемых регионах, являются факторы несущие информацию демографического характера.

По результатам проведенного статистического анализа социально-крими­нологических показателей значимых для ситуации в Сибирском федеральном округе, можно сделать вывод о том, что они образуют многоуровневую иерар­хическую систему, где все связано за счет прямых и обратных связей; величина связи зависит не только от криминологических, социальных, демографических или экономических параметров, но и меняется во времени; различные группы выделенных социально-криминологических показателей различаются по своим возможностям при типологизации субъектов Сибирского федерального округа.

<< | >>
Источник: Абызов Константин Равилевич. ПРОБЛЕМЫ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ. 2004

Еще по теме § 1. Социально-политическая, экономическая и криминологическая характеристики региона как основа прогнозирования преступности:

  1. 5.18. Методика расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами
  2. Словарь-минимум криминологических терминов
  3. 1. Теория предупреждения преступности: становление, предмет и структура
  4. 3. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью
  5. Краткийкриминологический словарь
  6. Литература (1989-1993 гг.)
  7. § 4. Субъекты, предупреждения преступности
  8. § 1. Понятие и предмет криминологического прогнозирования
  9. К
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. § 1. Понятие, система и структура регионального криминологического прогнозирования преступности
  12. § 2. Криминологический прогноз - основа планирования процесса предупреждения преступности в регионе
  13. § 3. Технология разработки прогнозов региональной преступности и планов по ее предупреждению
  14. § 1. Социально-политическая, экономическая и криминологическая характеристики региона как основа прогнозирования преступности
  15. § 2. Система методов, используемых при разработке криминологических прогнозов региональной преступности
  16. § 2. Региональная программа - организационно-правовая основа предупреждения преступности
  17. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -