<<
>>

§ 4. Особенности правового регулирования авторских прав в киберпространстве

Международное частное право, как подчеркивалось в первых главах Общей части, явилось продуктом обособления народов в рамках отдельных государственно-правовых общностей и развития торговых и связанных с торговлей обменов между ними.
Основными предпосылками возникновения, становления и развития МЧП стали различия в национально-правовых системах, действующих в пределах соответствующих государственных территорий. В противовес этому киберпространство именуется некоторыми авторами «пространством, которого нет», из чего делается вывод, что традиционный коллизионный подход, свойственный международному частному праву, в сфере, связанной с авторским правом в киберпространстве, теряет смысл. Рассмотрим, так ли это.

Поистине глобальным источником и «распределителем» информации предстает сегодня Интернет. Цифровая природа данных позволяет распространить результаты творческой деятельности мгновенно и широчайшим образом. Вследствие этого объективно катастрофически умножаются ситуации, когда необходимо решить, какой правопорядок применяется и как он должен действовать для целей охраны произведения при пересечении ими границ. Однако заметим, что границы эти виртуальны.

Американский адвокат П. Геллер, занимающийся вопросами интеллектуальной собственности в международном аспекте, для иллюстрации существа проблемы приводит следующий пример. «Представим, что некая студия раскрашивает классический немой фильм Бестера Китона «Генерал», вводит его в компьютерную базу данных в Соединенных Штатах и затем открывает к нему свободный доступ через сеть трансатлантического кабеля. Конечные пользователи во Франции и Германии могут по команде загрузить, переписать произведение в цифровой форме на свои компьютерные терминалы, оплатив доступ к нему по кредитной карточке. В Соединенных Штатах авторские права на это произведение истекли; во Франции остаются в силе только моральные права, а в Германии действие всех прав сохраняется».

Налицо типичная для МЧП ситуация, именуемая «коллизионным вопросом»: при применении права США охраны произведения не существует, следовательно, вещательная организация вправе передавать произведение без выплаты авторского гонорара (а также без обязанности соблюдать его целостность, неприкосновенность, неискажение и т.д.) на Германию, Францию или другие страны. Если же регулирование подчиняется праву Франции, то, во-первых, необходимо получить согласие на передачу из страны в страну, а во-вторых, возникает обязанность по ненарушению моральных прав (в частности, вышеперечисленные права на неискажение, полноту и целостность произведения). Обращаясь для целей регулирования к нормам права ФРГ, помимо согласия на передачу и соблюдения моральных прав, надлежит иметь в виду обязанность выплаты вознаграждения (либо компенсации за нарушение авторского права) правообладателям.

Данный гипотетический случай показывает всю сложность предполагаемых комбинаций. Однако в нем наличествуют бесспорные возможности помещения отношения в плоскость существования каких-либо реальных географических границ (локализации), что в конечном итоге всегда сделает отыскание коллизионного принципа достижимым, особенно если следовать конструкции привязки отношения к праву либо передающей, либо принимающей стороны. Иное дело случаи передачи данных в цифровых сетях — здесь принимающая и передающая стороны, во-первых, взаимодействуют в географически не очерченном пространстве, во-вторых, мгновенно меняются ролями. Следовательно, новизна задачи состоит прежде всего в самих путях решения коллизионного вопроса — определении формулы, с помощью которой будет происходить отыскание надлежащего правопорядка.

По мнению многих современных исследователей МЧП (Б. Карри, П. Катценбергера, П.Э. Геллера), существующая система коллизионных формул прикрепления, в том числе и в регулировании авторско-правовых отношений, несмотря на присутствие в ней некоторых принципиальных отличий, восприняла разработанную еще Фридрихом Карлом фон Савиньи концепцию связи избираемого правопорядка с природой конкретного правоотношения при определении территориального закона, подлежащего применению, т.

е. характеризуется подходом, требующим квалификации отношения с позиций той или иной категории: суды, решая коллизии, должны сопоставить имеющееся правовое отношение и корреспондирующие ему нормы. Теоретически законодательство об авторском праве охраняет любые произведения интеллектуального творчества, в какой бы географической точке они ни находились.

В цифровой сети передачи данных произведение интенсивно (и практически бесконтрольно) перемещается в пространстве, вследствие чего суд не может определить физическое место, в котором произошло конкретное нарушение авторских прав. Необходимо конструктивным образом поменять принцип выбора применимого права. В качестве такового предлагается метод «функционального анализа», представляемый указанными авторами как более гибкий.

Проводимое Савиньи различие между законом, защищающим общественные интересы, и гражданско-правовыми нормами, руководствующимися исключительно частными интересами, воспринятое, по существу, действующими системами коллизионных норм в области выбора права, не отражает адекватно, согласно точке зрения названных авторов, проблемы объектов, подлежащих охране авторским правом. Вместо этого Б. Карри поставил во главу угла «экономическую и социальную политику» («правительственные интересы»), которые обусловливают право каждого государства в целом и в принципе регулируют все правовые конфликты. Если несколько государств проявляют заинтересованность в применении собственного права, суд должен сделать выбор в пользу того законодательства, в отношении которого имеются наиболее сильные доводы. Таким образом, выбор закона по принципу соответствия вышеуказанным государственным интересам основан на анализе функции, которую он может обеспечить (отсюда и его название — «функциональный анализ»).

Регулирование отношений, связанных с авторским правом, во всех международно-правовых и национально-правовых актах предусматривает

предоставление охраны на принципах национального режима. В итоге в любом случае нарушения авторского права его защита должна опираться на законодательство того государства, где произошло нарушение.

Теория «функционального анализа» предлагает свои возможности для приспособления «прежних законов к новым границам» с тем, чтобы побудить суды установить, каким образом сделанный ими выбор применимого законодательства повлияет на выбор средств судебной защиты и санкции. В этих целях имеется в виду указать то государство (и соответственно право), которое осуществляет меры в отношении подлежащего разрешению в суде нарушения авторского права. В таком случае необходимо говорить о разновидности теории «функционального анализа» — теории «выбора результата» (result-selective approach).

С точки зрения этой концепции применительно к вышеупомянутому казусу с фильмом Бестера Китона суду необходимо прежде всего ответить на вопрос, в каком государстве средства защиты будут особенно эффективными. По общему признанию, никакое судебное распоряжение, основанное на законодательстве Соединенных Штатов, не сможет приостановить получение произведения пользователями в других странах. Однако, обосновав свой запрет нормами законодательства Франции и Германии, суд может обязать студию запретить трансляцию компьютеризованной версии фильма на территорию этих стран и эффективно пресечь там доступ к нему. Основываясь на применении этих же законов, суд может оценить ущерб на рынках, по крайней мере в отношении уже состоявшихся передач произведения в странах, которые по-прежнему выступают гарантами права, т.е. предоставляющими охрану.

Неуклонное возрастание скоростей и мощностей микрокомпьютеров при их постоянном совершенствовании и удешевлении не только снижает потребности в обычных компьютерах для целей использования в производственной, офисной работе и вообще служебной деятельности, а также в личных целях, но и актуализирует проблемы правовой охраны объектов авторских прав при применении технологий мультимедиа. Мультимедиа доходят до потребителя с помощью электронных или оптических носителей: автономно — путем использования дисков CD-ROM, CD-1, CD-G, Data-Diskman, либо в оперативном режиме — через обращение к местной или международной сети (сверхскоростной информационной магистрали).

И в том и в другом случаях надлежит принять меры для обеспечения защиты авторских прав (права на воспроизведение, сообщение публике, цифровую передачу данных или трансляцию, защиту моральных прав и т.п.). Режим охраны должен распространяться и на произведения, используемые в традиционных средствах сообщения, поскольку развитие технологии обработки данных с помощью сканера, программ оптического распознавания (OCR) и даже принтеров позволяет любому лицу отсканировать книгу дома, предоставить ее, например, в Интернет, в которой 20 миллионов пользователей могут манипулировать ею по своему усмотрению: распечатывать, видоизменять, заново заводить ее в сеть и т. д .

Самым распространенным средством в настоящее время является диск CD-

ROM.

Что входит в это понятие? Если приравнивать продукцию мультимедиа к другим профессиональным сферам, то, по мнению некоторых авторов, больше всего здесь обнаруживается сходство с кинематографией. Продюсеры разрабатывают генеральный план работы, определяют подлежащие обсуждению финансовые затраты и осуществляют контроль за ними, принимают решения по маркетингу и политике продажи и распространения. Авторы «содержания» приносят ранее созданные произведения интеллектуального творчества для их включения в фильм или адаптации. Привлекаются актеры, художники-графики, фотографы, видеооператоры и т.п., программисты разрабатывают новые или совершенствуют старые программы, необходимые для создания продукта.

Правовые проблемы в связи с мультимедиа возникают большей частью из-за того, что при создании данного продукта в его содержание весьма щедро включаются уже опубликованные и охраняемые фотографии, кино- и видеоклипы, архивные и иные записи звуковых эффектов и т.п., что связано с выяснением состояния охраны входящих в такое содержание произведений, получением в необходимых случаях разрешений, проверкой круга правомочий наследников и прочих правопреемников авторов и т.д., а также определением того, не является ли данное произведение общественным достоянием и на какую территорию данный юридический факт распространяется.

Авторы и исполнители высказывают озабоченность по поводу использования их авторских прав в средствах мультимедиа в связи с нередкими потерями в результате невыплаты авторского вознаграждения за использование произведений в такой форме, а в ряде случаев искажениями произведений, имеющими место как в сущностном плане, так и по техническим причинам (обусловленным ограниченными возможностями микрокомпьютеров в том, что касается выбора цвета, плотности элементов изображения, технических параметров колонок и т.п.).

Все это вместе взятое вызывает необходимость рассмотрения данных вопросов в юридической плоскости. Поскольку явление, о котором здесь идет речь, для многих стран достаточно новое, их законодательная и судебная практика еще не определилась с выработкой соответствующих решений. Неопределенность в плане правовых подходов, безусловно, усугубляется расхождениями в авторско-правовых конструкциях, используемых в различных национально-правовых системах. Это касается норм по кино- и аудиовизуальной продукции, авторство на которую, например, в англо­американском праве принадлежит в основном изготовителям (продюсерам), в отличие от других объектов, исключительное право на которые принадлежит авторам. В иных случаях, скажем, в части защиты авторских прав на компьютерные программы в некоторых странах (прежде всего континентальной системы) охрана предоставляется самим создателям, причем не только в отношении личных неимущественных прав, но и исключительных прав использования. В их рамках не допускаются обычно принятые в авторском праве исключения применительно к ограниченному копированию для частного

пользования.

Произведение мультимедиа — как правило, сложный продукт, сочетающий в себе несколько видов объектов охраны (фотографического, кинематографического, музыкального, литературного, живописного, программного и т.д. произведения), вследствие чего суду, рассматривающему дело, трудно, к примеру, определить, с каким жанром он имеет дело — аудиовизуальным, так как в нем имеются изображение и звук, либо с программным обеспечением, поскольку объект состоит из файлов информации и компьютерных программ; следует ли подчинять решение вопроса общим правилам (в частности, как отмечено выше, допускающим частное использование) или же целесообразно исходить из специального запрета распространения произведения путем любого копирования, и т. д.

Вследствие изложенного становится очевидной необходимость урегулирования возникших проблем так называемым встречным порядком — путем создания национально-правовых норм, предназначенных регламентировать новые разновидности отношений, а также посредством разработки соответствующих правил на международном уровне. В части первой составляющей регулирования следует отметить обновление авторского права в таких государствах, как Китай, Япония, Индонезия, Шри-Ланка, Республика Корея, Бразилия, Колумбия; в двух последних проведены изменения, позволяющие им присоединиться к Соглашению ТРИПс и Бернской конвенции. Особого внимания заслуживают США, в которых активизирована деятельность законодательных и исполнительных органов в рассматриваемой области: в частности, по имплементации упомянутого Соглашения ТРИПс. Кроме того, 1 ноября 1995 г. там принят Закон о праве исполнения звукозаписей с использованием цифровой технологии, 29 февраля 1996 г. — Закон о телекоммуникациях; в тот же период был подготовлен законопроект об охране авторского права в национальной информационной инфраструктуре. С февраля 2001 г. действует директива ЕС, предусматривающая охрану авторских прав на литературные, музыкальные и кинематографические произведения, размещенные в глобальной сети «Интернет».

Действующее законодательство Японии не признает никаких прав в отношении цифрового воспроизведения. Согласно ее авторскому праву произведение можно свободно использовать через 15 лет после смерти автора.

Таким образом, если в этой стране обратиться с иском о незаконном копировании (воспроизведении произведения) с помощью цифровой передачи, можно ожидать, что дело будет проиграно, так как нет зафиксированного в законе правового основания защитить данный иск. А поскольку отсутствует нормативное решение данного вопроса, любое произведение может быть свободно размножено благодаря легкой и качественной технологии цифрового копирования.

Подобная ситуация и ее перспективы, если не будут произведены необходимые изменения на законодательном уровне, вызывают отрицательную реакцию исследователей. Вот как оценивает существующую и эвентуальную практику в данной области японский автор Масауки Мацуда: «В случае книгопечатания данные проблемы почти никогда не возникают. Если вы захотите напечатать то же произведение, что и другая компания, все равно это вам обошлось бы примерно в такую же сумму и, следовательно, шанс получения прибыли был бы невелик. С цифровой же

технологией воспроизведение материала становится быстрым, дешевым и простым. Сегодня можно сделать бизнес либо на хорошо подобранной уже имеющейся информации, которая больше не охраняется авторским правом или перешла в разряд общественного достояния, либо с помощью кражи информации, которую другие тщательно собирали и преобразовывали в цифровую форму. Если будут происходить такие вещи, никто не захочет утруждать себя первичным сбором и обработкой информации. Более того, все большее число людей предпочтут скрытно накапливать информацию и делиться ею только с теми, кто заплатит высокую цену за привилегию обладать ею». Применительно к решению проблем мультимедиа в Японии в 1990 г. был учрежден подкомитет Совета по авторскому праву в сфере мультимедиа под эгидой Агентства по вопросам культуры, который в рамках специальной рабочей группы разработал в феврале 1995 г. доклад, состоящий из 23 разделов, содержащих предложения и мнения специалистов всех профилей. По оценкам экспертов, работа над соответствующим нормативным актом потребует не менее пяти лет.

Аналогичный подход и практика прослеживаются в Испании. Частное копирование разрешено, хотя и требует оплаты сбора при покупке аудио- или видеокассеты. Однако пока в стране не разрешен вопрос: а подходит ли этот термин для обозначения такого воспроизведения, которое может осуществляться тысячами или миллионами пользователей в сети.

В аспекте второго элемента регулирования следует обратить внимание на деятельность двух специализированных учреждений ООН — ЮНЕСКО и ВОИС, а также других межправительственных и неправительственных международных организаций, которые в течение уже достаточно длительного времени уделяют внимание этим проблемам. Так, проанализировав образовательные, научные и культурные аспекты новых информационных и коммуникационных технологий, Генеральная ассамблея ЮНЕСКО на своей 28 сессии (25 октября — 16 ноября 1995 г.) приняла решение об изучении на региональном уровне и в рамках Программы действий на 1996—1997 гг. влияния электронных мультимедийных коммуникационных технологий (информационных магистралей) на охрану и распространение интеллектуальных произведений и организацию различных сфер коммуникаций в новом контексте цифровой технологии. В соответствии с упомянутым решением был созван Комитет экспертов по коммуникациям и авторскому праву в информационном обществе. По инициативе ЮНЕСКО проведен Международный симпозиум по авторскому праву и коммуникации в информационном обществе (11—14 марта 1996 г., Мадрид). На региональном уровне данными вопросами занимался, например, Комитет экспертов стран Азии, Тихоокеанского бассейна и Ближнего Востока по коммуникациям и авторскому праву в информационном обществе (25—29 ноября 1996 г., Нью- Дели). Другие международные встречи регионального масштаба проходили для Латинской Америки и Канады — в 1996 г. в Боготе, для Европы и Африки — соответственно в 1997 и 1998 гг. Имелось в виду в ходе этих встреч побудить государства урегулировать внутреннее законодательство по такого рода вопросам с целью приведения его в соответствие друг с другом.

Комитетом по праву и законодательству СИЗАК (Международной конфедерации обществ авторов и композиторов) 29—31 мая 1996 г. в Торонто (Канада) обсуждался доклад Рабочей группы, созданной в 1995 г., по новым технологиям и законодательству, в котором рассматривались вопросы правовой классификации передачи в режиме он-лайн, определении законодательства, применимого к случаям цифровой передачи, отнесения мультимедийных средств к той или иной категории.

Доктрина разных стран, включая США, Японию и государства—члены Европейского союза, заостряет внимание на общих проблемах. Но до сих пор не выработано единого мнения о путях их решения. К примеру, согласование концепций в отношении копирования наталкивается на разногласия по одному из аспектов. Все согласны с тем, что использование копировального устройства, копирование данных на гибком диске или загрузка компьютерных программ на жестком диске являются формами воспроизведения, следовательно, при несанкционированном использовании представляют собой нарушения авторского права. В то же время специалисты спорят, является ли воспроизведение на экране формой копирования, если действующая программа охраняется авторским правом. В США, странах Европы и ВОИС утверждается, что подобные промежуточные копии следует рассматривать как воспроизведение, в Японии защищается другая позиция.

Комитет СИЗАК высказался, в частности, за то, чтобы относить цифровую передачу к воспроизведению, когда в результате ее создаются копии, и к показу, если она просто выводит произведение на экран монитора. При этом предлагалось по—новому подойти к определению понятий «публика», «выпуск в свет», «передача в эфир или распространение по проводам», по крайней мере на уровне законодательств отдельных стран. Такая позиция близка той, которую заняла ЮНЕСКО в ходе работы экспертных комитетов ВОИС над протоколом к Бернской конвенции и новым документом о смежных правах.

Проблема применения законодательства, которому должна подчиняться трансграничная передача информации в цифровой форме, не урегулирована ни в одном из международных соглашений в области охраны авторских прав, что ставит вопрос об автономии воли в договорных отношениях, характерной для определения применимого права, а следовательно, для установления конкретных объема и характера ответственности при нарушениях авторских прав, согласно положениям национального права определенного государства. Разработка экспертных докладов и их обсуждение в рамках различных международных форумов не помогли снять остроту некоторых из этих проблем, а также устранить «белые пятна», которые возникают в дополнение к уже имеющимся в результате той или иной квалификации (например, в случае отнесения мультимедийных произведений к аудио-, видеопродукции, «совместным произведениям», «коллективным произведениям» и т.д.), и задача создания нормативных регламентов по этому и иным вопросам остается по- прежнему актуальной.

Контрольные вопросы:

1. Какими средствами преодолевается территориальный характер авторского права?

2. Что понимается под «смежными правами»?

3. Каковы международно-правовые основы регулирования авторского права и смежных прав?

4. Каковы особенности и отличия Бернской конвенции по охране

литературной и художественной собственности и Всемирной конвенции об авторском праве?

5. Какие акты регулируют сотрудничество стран СНГ в области охраны авторских и смежных прав?

6. Каковы авторские права иностранных авторов на территории Российской Федерации?

7. В чем состоят особенности правового регулирования авторских прав в киберпространстве?

<< | >>
Источник: Ануфриева Л.П.. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть: Учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, — 656 с.. 2002

Еще по теме § 4. Особенности правового регулирования авторских прав в киберпространстве:

  1. Литература
  2. § 7. Защита авторских прав
  3. 8. Правовое регулирование информационных отношений за рубежом
  4. Содержание томов 1—3
  5. § 1. Международно-правовое регулирование авторских прав. Многосторонние конвенции в области авторского права
  6. § 4. Особенности правового регулирования авторских прав в киберпространстве
  7. § 2. Основные подходы к пониманию интернет-права
  8. § 3. Интернет-право как новое научное направление и межотраслевой институт права
  9. § 4. Источники интернет-права
  10. § 5. Характеристика отношений, регулируемых интернет-правом
  11. § 7. Место интернет-права в системе права и в системе юридических наук
  12. § 7. Право виртуального пространства: понятие, основные черты и формы проявления
  13. § 2. Особенности отдельных правонарушений в киберпространстве (распространение экстремистских материалов в Интернете; клевета в Интернете; незаконное распространение порнографических материалов в Интернете; нарушение правил интернет-торговли; нарушение авторских и смежных прав в Сети)
  14. § 3. Совершенствование законодательства об ответственности за качество информации, распространяемой во всемирной сети Интернет
  15. 8. Правовое регулирование информационных отношений за рубежом
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -