<<
>>

§ 2. Иммунитет государства. Виды иммунитета

Принято различать следующие виды иммунитетов: 1) иммунитет от действия законодательства иностранного государства; 2) юрисдикционные иммунитеты: а) судебный иммунитет (иммунитет от предъявления иска в иностранном суде), б) иммунитет от предварительного обеспечения иска, в) иммунитет от принудительного исполнения судебного решения; 3) иммунитет государственной собственности.

Иммунитет от действия законодательства иностранного государства. Данный вид иммунитета имманентен тем составным частям суверенитета, которые именуются независимостью и верховенством.

Действительно, если государство независимо и обладает верховенством, то невозможно без его согласия подчинить его действия иному закону, кроме собственного. Действия государства определяются его внутренним правопорядком и нормами международного права, но никак не законами другого государства. Отсюда следует, что в гражданско-правовых отношениях государство подчиняется только собственному законодательству, если оно не согласилось на иное. Вследствие этого при заключении государством частноправовой сделки с иностранным физическим или юридическим лицом в случае, если стороны не определили применимое к их отношениям право (т.е. отсутствовала явно выраженная воля государства), договор будет регулироваться правом данного государства.

Государство может согласиться на применение к соответствующему гражданско-правовому договору с его участием иного правопорядка, нежели его собственный, однако такое согласие должно быть явно выраженным. При этом подразумевается, что автономия воли сторон в таких ситуациях должна трактоваться неограниченно. Гражданско-правовое обязательство суверена не может подпадать под действие иностранного закона, если государство не согласилось на выбор такого иностранного правопорядка. С согласия

государства в сделке (договоре) могут быть сформулированы изъятия из принципа иммунитета от подчинения иностранному законодательству. В то же время подобные исключения из общего правила не могут трактоваться расширительно, а должны реализовываться в строгом соответствии с оговорками, сделанными непосредственно в самом соглашении.

Некоторые авторы (например, С.И. Иванов) выделяют помимо всех названных иммунитетов еще и налоговый иммунитет. Однако представляется, что налоговый иммунитет и есть частное проявление реализации иммунитета от подчинения государства действию иностранных законов (в данном случае налогового законодательства).

Показательной в этом плане является судебная практика США.

В 1812 г. Верховный суд принял решение по делу «шхуны «Иксчейндж» (дело «The Schooner «Exchange» vs. McFaddon and others»). Суд отказал в решении по этому делу в иске американским гражданам, которые требовали восстановить их в правах собственности на эту шхуну, ранее реквизированную Францией и ставшую частью ее морского флота. Вынося решение, судья Маршалл заявил, что хотя все суверены обладают правами территориальной юрисдикции, они не распространяют действие этих прав на других суверенов. Долгое время это решение считалось руководящим для американских судов.

Постоянная палата международного правосудия в Гааге 12 июня 1929 г., разрешая дела о займах соответственно югославского и бразильского правительств («дела о сербских и бразильских займах»), размещенных среди французских граждан, признала, что вопрос о силе «золотой оговорки» по этим займам подчинен законам Югославии и Бразилии, а не французскому законодательству, ибо «к особенностям суверенного государства относится то, что оно не предполагается подчинившим существо и действительность своих обязательств иному закону, нежели своему собственному».

Таким образом, ни одно государство не может требовать от иностранного государства подчинения «чужому» законодательству. В силу этого при заключении международно-правовых договоров государства особо оговаривают подобного рода аспекты своих отношений.

Например, Соглашение между Правительством РФ и Правительством США о содействии капиталовложениям от 3 апреля 1992 г., определяя, что от имени Соединенных Штатов будет действовать специальный уполномоченный ими орган, именуемый «эмитентом», — Корпорация зарубежных частных инвестиций (ОПИК — Overseas Private Investments Corporation), устанавливает следующее: «Эмитент как некоммерческое агентство Правительства Соединенных Штатов Америки не будет подпадать под действие законодательства Российской Федерации, применяемого в отношении коммерческих организаций, занимающихся страховой или финансовой деятельностью» (п. (с) ст. 2).

Юрисдикционные иммунитеты: судебный иммунитет (иммунитет от предъявления иска в иностранном суде); иммунитет от предварительного обеспечения иска; иммунитет от принудительного исполнения судебного решения, Юрисдикционные иммунитеты в самом общем смысле понимаются как изъятие государства и его органов из-под юрисдикции другого государства, вследствие чего без согласия государства нельзя к нему предъявить иск в иностранном суде, наложить арест на его имущество в порядке

предварительного обеспечения иска или осуществить принудительные меры по исполнению решения суда другого государства. Все три приведенные подвида иммунитетов иногда называют также судебными иммунитетами в широком смысле слова. Здесь необходимо заметить, что современные законы об иммунитете некоторых государств, хотя и устанавливают ограничение иммунитета, все-таки разделяют собственно юрисдикционный иммунитет (т.е. судебный иммунитет в узком смысле) и иммунитет от исполнительных мер. Скажем, в актах Австралии, Великобритании, Канады презюмируется, что согласие иностранного государства на подчинение местной юрисдикции не означает согласия с применением мер по предварительному обеспечению и принудительному исполнению судебного решения.

Иммунитет от предъявления иска принято именовать судебным иммунитетом в узком смысле слова. Иными словами, данная разновидность иммунитета означает прежде всего неподсудность государства иностранному суду. Каждое государство имеет право искать в суде, т.е. само предъявить требование в суде иностранного государства к физическому или юридическому лицу. Однако заявление иска к государству в иностранном суде, как правило, невозможно, если только само государство не согласилось на подчинение юрисдикции соответствующего государства. Подобное согласие может быть выражено индивидуальным актом, т. е. выдано специально применительно к данному случаю. Например, ст. 57 Закона Венгрии о международном частном праве устанавливает, что «венгерский суд или иной юрисдикционный орган вправе осуществить производство против иностранного государства либо его исполнительного, административного или иного органа или дипломатического представителя, обладающего иммунитетом, или иного лица, пользующегося иммунитетом от венгерской юрисдикции, если иностранное государство отказалось от иммунитета».

Такой отказ от иммунитета может быть также заявлен общим порядком, допустим, в двустороннем соглашении. Например, содержание некоторых положений вышеуказанного договора между Российской Федерацией и США позволяет сделать вывод о наличии возможностей для закрепления подобного отказа. В частности, в нем устанавливается следующее: «Если эмитент при осуществлении своих прав в качестве кредитора приобретет любые такие имущественные ценности или станет правопреемником в отношении любого права, включая право собственности, право на заявление претензии, преимущественное право или право на предъявление иска, Правительство Российской Федерации признает...

такое приобретение или правопреемство» (п. (а) ст. 2). Иначе говоря, если эмитент получил от российского юридического лица право на иск, обращенный к государству, т. е. Российской Федерации, то в силу договорных предписаний Правительство РФ должно признать предъявление к себе такого требования и в судебном порядке.

Выше указывалось на некоторые специфические особенности консульских и дипломатических иммунитетов. Проявление их имеет место также и в случаях отказа от иммунитета. Например, в консульских конвенциях подчеркивается, что «представляемое государство может отказаться от любых привилегий и иммунитетов работников консульского учреждения или членов их семей...». Однако такой отказ всегда должен быть определенно выраженным и о нем должно быть сообщено государству пребывания в письменной форме (ст. 21 Консульской конвенции, подписанной 18 марта 1992 г., между Российской Федерацией и Республикой Корея).

Нормы об обязательном согласии государства на отказ от иммунитета от предъявления к нему иска в иностранном суде распространяются и на встречные иски. Иными словами, нельзя в судебном учреждении иностранного государства предъявить против государства требование в порядке встречного искового производства без его согласия, даже если первоначальный иск и был заявлен в данном суде этим последним.

Иначе выглядят соответствующие правила в ситуациях отказа от консульского иммунитета. В частности, консульские конвенции могут предусмотреть противоположный подход. Так, в вышеупомянутой российско- корейской Консульской конвенции устанавливаются следующие предписания: «Возбуждение консульским должностным лицом или консульским служащим дела в том случае, когда он мог бы воспользоваться иммунитетом от юрисдикции государства пребывания, лишает его права ссылаться на иммунитет от юрисдикции в отношении какого бы то ни было встречного иска, непосредственно связанного с основным иском» (ст. 21). В то же время отказ от иммунитета от юрисдикции в отношении гражданского или административного дела не означает отказа от иммунитета от исполнительных действий, являющихся результатом судебного решения. В отношении таких действий необходим отдельный отказ.

Правило о непредъявлении иска в суде к иностранному государству распространяется на все категории исков, будь то иски, заявляемые непосредственно государству — in personam (так называемые прямые иски), или косвенные иски (in rem), когда требование связано, например, с имуществом, принадлежащим государству. Типичным примером в этом плане являются требования по поводу государственных морских или воздушных судов.

Основное содержание судебных иммунитетов может быть сформулировано следующим образом: во-первых, ни одно государство не может быть принуждено ни другим государством, ни каким-либо иным лицом быть ответчиком в иностранном суде; во-вторых, совершение государством каких- либо действий на территории другого государства с его согласия не означает автоматического подчинения юрисдикции судов последнего по делам, обусловленным такими действиями или деятельностью; в-третьих, подсудность иностранного государства местным судам может иметь место только при прямом согласии на это соответствующего государства; в-четвертых, прямо выраженное согласие на рассмотрение требования, заявленного против государства в судебном учреждении другого государства, не ведет к автоматическому его согласию на предварительное обеспечение иска или на принудительное исполнение судебного решения, если таковое будет вынесено не в пользу государства.

Все изложенное отнюдь не означает, что государство не может выступить в иностранном суде в качестве истца. Вместе с тем судебный иммунитет предполагает, что в подобного рода ситуациях, когда государство само предъявило требование в судебном учреждении иностранного государства, оно обладает тем не менее иммунитетом в отношении встречного иска, что является отражением общего подхода к явлению иммунитета.

Суды различных стран, сталкиваясь с вопросом об иммунитете государства, руководствуются национально-правовыми предписаниями в отношении порядка его рассмотрения, которые весьма разнятся. В США на основании § 1602 Закона 1976 г., если предъявляется иск к государству или осуществляется наложение ареста на его имущество, «решения в отношении требования иностранных государств об иммунитете должны выноситься судами

Соединенных Штатов Америки». Помимо этого, п. (с) § 1330 устанавливает, что для целей закона «факт появления иностранного государства в суде не означает признания юрисдикции in personam по любому иску о предоставлении средств судебной защиты, если он не вытекает из сделки или иных действий, указанных в §§ 1605—1607 Закона». Сделки же, перечисленные в приведенных разделах, относятся к категории коммерческой деятельности, что означает непризнание иммунитета государства. В свете этого суд рассматривает фактическую сторону дела, которую составляют действия государства, их природу и цели, после чего выносит решение, подпадают ли они под категорию jure imperii.

В подобных условиях данные положения можно толковать только так, что явка государства (его представителей) в суд будет восприниматься последним как признание юрисдикции американского суда. Наряду с этим иностранное правительство вправе по дипломатическим каналам обратиться в Государственный департамент с ходатайством о признании иммунитета. Представители последнего делают необходимое заявление в суде. Иногда министерство юстиции и Государственный департамент, поддерживая ходатайство, могут совместно представить в суд заявление о заинтересованности Соединенных Штатов в благоприятном для иностранной стороны (государства) направлении конкретного дела (ст. 517 Свода законов США и ст. 29 Федеральных правил апелляционного производства). Вопрос о том, обладает ли иностранное государство иммунитетом, решается, как отмечалось, самим судом на основании Закона 1976 г. об иммунитете иностранных государств.

Так, при рассмотрении дела о «царских долгах» в Нью-Йоркском федеральном окружном суде США и далее на стадиях апелляционного процесса в 1986 — 1987 гг. генеральный атторней и представители Госдепартамента поддержали вступление СССР в процесс в порядке «специального обращения» (special appearance) и представили «Заявление об интересе США в благоприятном для СССР направлении дела» («Statement of Interest of the United States»). Несмотря на то, что подобные ходатайства не имеют обязательной силы для суда, тем не менее последний к ним прислушивается и учитывает их при вынесении решения.

В английском суде ссылка иностранного государства на иммунитет должна быть осуществлена собственно представителями этого государства. В отдельных случаях у суда могут возникнуть сомнения в отношении суверенного статуса государства, вследствие чего он вправе обратиться за соответствующими разъяснениями в Министерство иностранных дел. Если последнее подтверждает действительность суверенного статуса данного государства, полученная справка является для суда императивной. В Законе Великобритании 1978 г. об иммунитете установлено исключение из общего правила о явке в суд, согласно которому, если государству для доказывания своего иммунитета необходимо предстать перед судом, этот факт не рассматривается как отказ от иммунитета, если только оно не предприняло иных мер.

В странах континентальной системы права, прежде всего во Франции, заявление о неподсудности либо недопустимости наложения ареста на имущество иностранного государства обеспечивается его представителями. Например, при подготовке к рассмотрению в суде первой инстанции (Cour de la grande instance) Парижа в 1993 г. иска Ирины Щукиной к Российской Федерации, обусловленного требованиями истицы к музеям России и Франции по поводу картин из коллекции

русского мецената С. И. Щукина, Посольство РФ во Франции от имени Министерства иностранных дел России направило французскому Министерству иностранных дел ноту, в которой имелась ссылка на международно-правовую основу иммунитета Российской Федерации, в силу которого государство не может быть привлечено к суду без его согласия. В ходе же слушаний должностные лица Посольства РФ во Франции приняли конструктивное участие. При этом в ноте Министерства иностранных дел РФ подчеркивалось, что назначение Российским государством французского адвоката и появление в суде представителей посольства никоим образом не означает его согласия на подчинение данного спора юрисдикции французского суда. Российские авторы, освещавшие данный процесс в юридической литературе, особо подчеркивали важность явки представителей Российского государства в суд.

Не подвергая сомнению в целом тактику проведения защиты по данному делу, следует тем не менее высказать одно важное соображение. Явка в суд — процессуальное действие, имеющее далеко не всегда одинаковое значение и совпадающие в юридическом отношении последствия применительно к практике судов всех стран мира. Гиперболизация проявления в этом уважения к судебному учреждению и недооценка связанных с этим в ряде случаев последствий может обернуться непоправимыми результатами негативного характера. В целом правовые последствия явки в английский или американский суд далеко не идентичны явке, как было показано выше на конкретных примерах исков в связи с картинами из коллекции Щукина, во французский суд.

В Германии для совершения процессуальных действий против иностранного государства требуется предварительное согласие правительства. В других странах, как правило, органы исполнительной власти занимают активную позицию в процессе рассмотрения судебного дела с участием иностранного государства в связи с его ссылкой на иммунитет: делают заявления о наличии или отсутствии дипломатических сношений, о признании или непризнании правительства и т. п. Например, в Аргентине никакое разбирательство в аргентинском суде не может быть возбуждено против иностранного государства до того, как Министерство иностранных дел Аргентины не осуществит через дипломатические каналы запрос о согласии государства на подчинение юрисдикции аргентинского суда. В то же время указанная процедура не будет применяться, если речь идет о странах, которые допускают в отношении Аргентины ограничение иммунитета. Следовательно, будет иметь место реторсия. В этом случае решение также принимается компетентными органами исполнительной власти.

Иммунитет государственной собственности. Понятно, что такие юрисдикционные иммунитеты, как предварительное обеспечение иска и принудительное исполнение иностранного судебного решения возможны только с помощью использования иммунитета государственной собственности. Следовательно, последний является средством реализации указанных двух разновидностей иммунитета. Юридическим содержанием иммунитета собственности иностранного государства является в конечном итоге запрещение обращения взыскания и принудительного изъятия имущества, принадлежащего государству, находящегося как непосредственно в руках его органов и представителей, так и в руках третьих лиц. Применительно, скажем, к практике бывшего Советского Союза и нынешней России это лица,

осуществляющие право оперативного управления (хозяйственного ведения) собственностью государства.

В связи с распадом Советского Союза огромную значимость приобрели вопросы статуса собственности бывшего СССР, расположенной за рубежом, а значит, и вопросы иммунитета государственной собственности и правового положения государства в вещных отношениях в целом.

Фактическое содержание, значение и роль иммунитета того или иного вида не одинаковы. Особенно характерны эти различия, если речь идет о правовых последствиях непризнания иммунитета государств. Так, предварительное обеспечение иска, осуществленное вразрез признанию иммунитета, тем не менее может составить временную меру. Впоследствии, после либо успешного отстаивания государством ссылки на иммунитет, либо отказа в иске истцу, обеспечение может быть снято. Взыскание же, обращенное на имущество государства в порядке принудительного исполнения судебного решения, направлено на изъятие собственности. Данные вопросы приобретают чрезвычайную актуальность сегодня, когда спорадически возникает угроза государственного дефолта в связи с возможностью неуплаты Российской Федерацией долгов по ГКО и ФКО, замороженных после 17 августа 1998 г., а также осуществления расчетов в рамках ликвидации задолженности по займам МВФ, кредиторам Лондонского и Парижского клубов, так как объявление дефолта автоматически вызовет шквал обращений взысканий кредиторов на имущество Российской Федерации (недвижимость, счета в банках, морские и воздушные суда и т.д.), находящееся за рубежом.

В упомянутом выше случае заявления во французский суд иска И. Щукиной наряду с виндикационными требованиями (истребованием вещи из рук ненадлежащего владельца и возврата их собственнику) предъявлялись и притязания обеспечительного порядка — наложение ареста на картины и каталоги выставки полотен художников-импрессионистов и А. Матисса, проходившей в Центре Помпиду. Исковые требования обосновывались тем, что право собственности Российского государства на картины не может быть признано во Франции, поскольку Декрет о национализации, узаконивший безвозмездное изъятие картин у собственника в пользу государства, противоречит французскому публичному порядку. Из этого следует, что собственником картин является Ирина Щукина как единственная оставшаяся к тому времени в живых наследница (дочь) С. И. Щукина. Напомним, что в 1954 г. во Франции слушалось первое дело по признанию права собственности и наложению предварительного ареста на картины Пикассо из той же коллекции С. И. Щукина его первой дочери — Екатерины, по которому был вынесен отказ. И в том, прошлом, и в настоящем случае отказы были мотивированы тем, что французский публичный порядок в рассматриваемых ситуациях не задет в такой мере, чтобы требовалось принятие срочных мер, что эти картины были приобретены много лет тому назад иностранным сувереном от его собственных граждан, на его собственной территории и в соответствии с законами страны. В решении от 16 июня 1993 г. содержится констатация, что картины были национализированы декретом 1918 г. и что оба российских музея представляют собой учреждения публично-правового характера.

Проблема иммунитета государственной собственности особенно широко обсуждалась в постреволюционный период, когда в суды западных стран широкой волной пошли обращения физических и юридических лиц по поводу национализированного в Советской России (Советском Союзе), а также и за рубежом имущества бывших собственников, оказавшихся на территории этих государств. В подобного рода делах основным вопросом стояло признание (или непризнание) буржуазными государствами советских декретов о национализации. При этом, судебная практика в ряде случаев в некоторых странах испытала на себе воздействие политических тенденций и факторов и в силу этого характеризовалась известной неустойчивостью.

Так, в английском решении от 12 мая 1921 г. (дело Лютера — Сегора), которое считалось «руководящим» при рассмотрении «советских дел», были сформулированы основные идеи следующего содержания: если государство объявляет некую вещь своей собственностью, то английский суд не вправе входить в рассмотрение вопроса об основаниях приобретения последним права собственности. В споре Vevasseur vs. Krupp, в свою очередь составившем прецедент (leading case) для последующего разрешения дел с участием собственности советского государства, признания декретов о национализации и т.д., фигурировали снаряды, привезенные в Англию и изготовленные путем контрафакции, вопреки английскому охранному свидетельству. Однако поскольку микадо Японии потребовал этот товар как составляющий собственность его государства, то суд освободил его для возврата этому государству без расследования вопроса о том, имелась ли контрафакция вопреки английскому охранному свидетельству... Соответственно этому в решении 1921 г. указано: «Если Красин (в рассматриваемый период торгпред России в Англии. — Л.А.) привез товары в Англию от имени своего правительства и объявил, что они принадлежат российскому правительству, то ни один английский суд не может проверять такое заявление. Подобное расследование противоречило бы международной вежливости между независимыми суверенными государствами». Аналогично этому в другом английском решении 1924 г., по делу, касающемуся советского парохода «Юпитер», суд постановил: «Когда вопрос ставится об английской юрисдикции в отношении имуществ, расположенных в Англии, заявление иностранного суверена о том, что это имущество принадлежит ему, должно быть признано достаточным, поскольку, чтобы проверить правильность этого заявления, надо было бы нарушить тем самым иммунитет иностранного суверена».

В то же время в известном французском решении по делу РОПИТ («Российское общество пароходных компаний и торговли») суд исходил из иных воззрений, а именно: коллизионная норма Кодекса Наполеона (ст. 6) отсылает по вопросам возникновения права собственности к советскому закону, который, однако, не может быть применен ввиду его противоречия французскому публичному порядку, возводящему право частной собственности в ранг священных и неприкосновенных основ существующего во Франции правопорядка.

Решения же французских судов, вынесенные после Второй мировой войны в отношении национализации, проведенной в Алжире, демонстрировали изменение позиций в этом вопросе судебной практики Франции, так как ставили во главу угла невозможность нарушения национализацией французского публичного порядка ввиду того, что она не касалась французских граждан и проводилась в пределах иностранной юрисдикции.

В течение более чем десятилетия Комиссией международного права ООН разрабатывался проект статей Конвенции о юрисдикционных иммунитетах государства и его собственности. В 1991 г. Комиссия постановила на своем заседании созвать международную конференцию для рассмотрения проекта и заключения Конвенции. Комиссия исходила из предлагаемого содержания ряда понятий, используемых в связи с иммунитетом государств. Например, под «государством» понимаются составные части федеративного государства, различные органы управления, учреждения или институты государства, правомочные предпринимать действия в осуществление суверенной власти, и т.д.; «коммерческой сделкой» именуется любой коммерческий контракт (или сделка), представляющий собой отдельный его (или ее) вид: продажа товаров, предоставление услуг, займ или иная сделка финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или возмещению; любой иной контракт или сделка коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудового договора.

<< | >>
Источник: Ануфриева Л.П.. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть: Учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, — 656 с.. 2002

Еще по теме § 2. Иммунитет государства. Виды иммунитета:

  1. 30. Теория абсолютного иммунитета государства и его собственности. Виды абсо- лютного иммунитета
  2. § 2. Иммунитет государства и его виды
  3. 23. ЮРИСДИКЦИОННЫЙ ИММУНИТЕТ, СУДЕБНЫЙ ИММУНИТЕТ
  4. § 4. Иммунитет государства
  5. 22. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВА. ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА: ВИДЫ, ПРАВОВАЯ ПРИРОДА
  6. ИММУНИТЕТ ИНОСТРАННОГО ГОСУДАРСТВА
  7. 6. Судебный иммунитет государства
  8. 6. Судебный иммунитет государства
  9. 24. ОСНОВНЫЕ ДОКТРИНЫ О ПРИРОДЕ И СОДЕРЖАНИИ ИММУНИТЕТА ГОСУДАРСТВА
  10. § 1. Понятие иммунитета государства
  11. § 3. Основные доктрины иммунитета государства и их содержание
  12. 29. Теория ограниченного иммунитета государства и его особенности
  13. НАЛОГОВЫЙ ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА
  14. § 4. Тенденции развития правового регулирования иммунитета государства
  15. 2. Иски к иностранным государствам и международным организациям. Дипломатический иммунитет
  16. § 3. Иммунитет государства — участника гражданско-правовых отношений
  17. § 1. Иммунитет государства как принцип международного права
  18. 1. Абсолютный и ограниченный (функциональный) иммунитет иностранного государства
  19. § 2. Законодательство и судебная практика зарубежных стран об иммунитете иностранного государства
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -