<<
>>

§ 4. Юридический состав административного правонарушения

Одно из значений категории corpus delicti - «состав преступления» подразумевает наличие в правонарушении обязательных элементов, без которых действие (бездействие) можно рассматривать как одно из посягательств в сфере нравственности, а не права.

Категория corpus delicti применима ко всем правонарушениям в сфере публичного права (учитывая истолкование термина римского права delinquere в эпоху домината, о чем мы уже упоминали выше).

Состав административного правонарушения представляет собой совокупность элементов, характеризующих общественную опасность проступка, к ним относятся: содержание деликта (объективная сторона), психоэмоциональный статус участников (субъективная сторона и субъект состава), а также объект противоправного посягательства; отсутствие любого из них исключает как наличие corpus delicti в целом, так и, соответственно, применение государственных санкций.

Объект административного правонарушения представляет собой подлежащие юридической защите общественно-правовые отношения.

Структурно такие общественные отношения условно подразделяются на девять групп, соответствующих гл. 5 - 14 Особенной части КоАП. К ним относятся общественные отношения в сфере частного права (например, правонарушения, посягающие на частную, кооперативную собственность, собственность общественных объединений и иные негосударственные и немуниципальные виды собственности; защита прав граждан в сферах предпринимательства, торговли и финансов - см. гл. 6, 12 КоАП) и в сфере публично-правовых (общегосударственных) интересов. Судя по конструкции действующего КоАП, подавляющее большинство составов административных правонарушений преследует цель обеспечить защиту общегосударственных интересов, а опосредованно - частных прав и интересов граждан.

Едва ли следует усматривать в действующем КоАП примат всеобщего блага, охраняемого государственными органами, и частноправовых интересов граждан, заботу о выполнении государственным механизмом (т.е.

создаваемыми им органами) своего основного предназначения - обеспечения защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

Как известно, действующий КоАП, вступивший в силу 1 января 1985 г., годами разрабатывался в условиях Союза ССР, особого государственного образования, безусловно представлявшего собой мощное централизованное государство, в основе которого была не столько воля отдельных политиков - auctoritas (Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов), ограниченная советской правовой системой, сколько стремление к политико-правовой автаркии - самодостаточности в сырьевых, человеческих (гуманитарных) ресурсах, стремление к независимому сосуществованию прежде всего в политическом конгломерате при военном, экономическом сотрудничестве с государствами сходных формаций, т.е. с социалистическими государствами.

Союз ССР располагал необходимыми сырьевыми и интеллектуальными ресурсами для самоудовлетворения своих экономико-социальных потребностей и единения с социалистическими государствами. Таким образом, КоАП, разработанный в условиях политико-правового отграничения социалистических государств от капиталистических, представляет собой свод правовых норм централизованного государства, основанного на политико-правовом базисе автаркии. Объектом государственной защиты по КоАП была и защита духовных потребностей советских граждан наряду с публично-правовыми интересами государства.

Общественные отношения, подлежащие защите по КоАП, подразделяются на общие и непосредственные.

В отличие от общих административных отношений, представляющих собой урегулированные правовой нормой взаимоотношения физиче-

ских лиц либо людей, объединенных в политические, экономические и иные корпорации с государством, понятие «непосредственный объект административного проступка» часто отождествляется в науке с объектом правонарушения, например движимыми или недвижимыми предметами.

Объективная сторона административного проступка, так же как в ином кодифицированном законодательстве, предусматривающем санкции за правонарушения (УК, ТК, НК), сводится к содержанию нормы права - к описанию методами законодательной техники противоправного действия либо бездействия физического или юридического лица, следствием которых явилось причинение морального, материального или физического (телесного) вреда интересам граждан, корпоративным образованиям или государству.

В установлении этого элемента corpus delicti крайне важно выявить причинную связь действия или бездействия и последующего причинения вреда.

Признаком присутствия причинной связи может быть наличие умысла у подозреваемого лица, обнаружение предмета правонарушения либо иные прямые или косвенные доказательства, подтверждающие непосредственную связь физического лица с фактом совершенного правонарушения. Такие признаки могут быть получены в результате аналитических исследований либо физических - оперативно-розыскных - действий, применения мер административного пресечения и др.

Описание противоправного действия либо бездействия физического лица далеко не всегда непосредственно дано в КоАП, часто объективная сторона административного проступка характеризуется другим нормативно-правовым актом, наименование которого указано в Кодексе, так как в данном случае применяются бланкетные нормы, к каковым относятся нормы гл. 9, ст. 86 - 88 КоАП и многие другие составы правонарушений, для квалификации объективного состава которых необходимо обращение к специальным правовым актам (чаще всего к правилам).

Составной частью объективной стороны являются также противоправные действие либо бездействие физического лица.

Действие всегда представляет собой мотивированный с точки зрения правонарушителя акт, следствием которого может быть причинение ущерба пострадавшему (телесного, морального или материального вреда) либо государству. Правонарушитель (чаще всего при физическом воздействии на пострадавшего) осознает, что его действия противоречат не только нормам морали, но и правовым предписаниям. В некоторых случаях противоправное действие и причиненный им ущерб могут быть следствием неосторожности гражданина (автотранспортные правонарушения).

При мотивации своего действия правонарушитель исходит из ложной предпосылки в его полезности с точки зрения защиты личного либо

общественного блага. Это может происходить при неознакомлении правонарушителя с действующими нормативно-правовыми актами, что, однако, не освобождает его от ответственности (в случае распития спиртных напитков, мелкого хулиганства и многих других проступков).

В отдельных редких случаях противоправное действие может быть следствием не мотивированной акции, а состояния аффекта. Очень часто вредоностность правонарушений, а особенно преступлений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), многократно превышает вред мотивированного проступка.

Важнейший признак аффекта - в сиюминутной реакции лица, в необычном психоэмоциональном состоянии субъекта и во внезапности его действий, могущих привести к причинению вреда, однако для точной квалификации такого состояния иногда требуется проведение дополнительных экспертных действий, чаще всего - судебно-психиатрической экспертизы.

Термины affectio, affectus в римском праве употреблялись для обозначения понятий «воля», «намерение», «склонность». Чувственный акт, основанный на осознанной эмоциональной взаимности, также отражался в содержании этих терминов - так, термин affectio можно понимать как любовь или иные чувственные проявления, но уже не основанные на любовном влечении (например расположение, пристрастие). Некоторые романисты все же отмечают различие этих двух синонимических терминов, употребляемых в источниках римского права. Например, affectus, по мнению чешского романиста Милана Бартошека, означал «возбужденное состояние», а в более поздние периоды развития римского права и «действие в таком состоянии». Историк права, профессор Варшавского университета Федор Дыдынский в своей работе 1890 г. основным фактором affectus (affectio) называл любое психоэмоциональное проявление, основанное на волевых или чувственных реакциях человека. Милан Бартошек истолковывал affectus как особую реакцию на внешние проявления субъекта, действующего часто противоправно, основываясь на внезапно возникшем чувстве негодования или возбуждения, отражающем его негативную реакцию на происходящее.

В отличие от действия бездействие физического лица представляет собой лишенную волевых признаков акцию. Правонарушитель не проявляет должной реакции на нарушение норм права, т.е. игнорирует юридические предписания либо не принимает должных действий для их осуществления.

Бездействие правонарушителя не может быть связано с аффектацией, поскольку не обусловлено проявлением волевых свойств.

В римском праве понятие «бездействие» (silentium — наиболее распространенное значение «тишина») в основном отождествлялось с част-

ноправовой акцией гражданина — субъект приобретал или утрачивал право на имущественный объект при несоблюдении им срока приобрета-тельной давности (praescriptio longae possesionis).

Субъект административного проступка - физическое или юридическое лицо, виновным действием (бездействием) которого причинен вред потерпевшему или общегосударственным интересам.

С понятием «субъект административного проступка» КоАП связывает наличие определенных юридических признаков:

а) установленного законом возраста (ст. 13, 14);

б) признаков, исключающих применение административных санкций к правонарушителю (ст. 18-20,22, а также ст. 227 и 281);

в) специальных признаков субъекта административного проступка, квалифицирующих административную ответственность либо исключающих применение административных санкций (ст. 15-17).

Ответственность за совершение административных правонарушений наступает при достижении лицом к моменту совершения проступка шестнадцатилетнего возраста.

Ответственность граждан в возрасте от 16 до 18 лет определяется общественной опасностью административного проступка. При совершении тяжких административных проступков: мелкого хулиганства, стрельбы из огнестрельного оружия, злостного невыполнения требований работников милиции, нарушения пограничного режима и некоторых других правонарушений, совершение которых сопряжено с причинением значительного вреда, несовершеннолетние лица несут ответственность наравне с совершеннолетними.

В качестве альтернативной формы привлечения к ответственности несовершеннолетних, совершивших тяжкие административные проступки, предусмотрено рассмотрение дел комиссиями по делам несовершеннолетних. Как правило, меры административного взыскания в таких случаях предусматривают менее тяжкие санкции в отличие от тех, которые упомянуты ст.

24 КоАП для совершеннолетних граждан, причем некоторые из них этой статьей не предусмотрены; к числу последних относится передача несовершеннолетнего под надзор родителей.

Применение указанных альтернативных методов административного воздействия невозможно при совершении правонарушения, предусмотренного ст. 165 КоАП (злостного неповиновения законному распоряжению или требованию работников милиции).

Альтернативные меры могут быть применены при наличии смягчающих ответственность обстоятельств органами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, указанных в ст. 34, 35 КоАП, а также в других случаях, не определенных законом, т.е.

исключительно по усмотрению госорганов, передающих дела на рассмотрение административных комиссий, за исключением проступка, предусмотренного ст. 49 КоАП (мелкого хищения имущественных объектов). Таким образом, в этом случае принимаются во внимание исключительно субъективные факторы, характеризующие личную и общественную активность правонарушителя: уполномоченные должностные лица вправе рассмотреть его проступок в качестве негативного (т.е. общественно опасного) или позитивного, руководствуясь исключительно собственным мировосприятием.

Статья 164 КоАП предусматривает, что, когда субъектами административного правонарушения (мелкого хулиганства или хулиганства) являются 14- и 15-летние подростки, они не несут административной ответственности - соответствующие санкции налагаются на родителей или лиц, их заменяющих.

К признакам, исключающим применение административных взысканий несмотря на совершенное правонарушение, относятся следующие:

а) наличие обстоятельств, исключающих производство по делу, к которым относятся: отсутствие события и состава административного правонарушения;

б) наличие признаков, свидетельствующих об отсутствии corpus delicti (невменяемости, действий лица в состоянии крайней необходимости и необходимой обороны и других упомянутых выше);

в) издание акта амнистии, снимающего административную ответственность, либо отмена акта, устанавливающего такую ответственность;

г) истечение сроков наложения административного взыскания (ст. 38 КоАП);

д) смерть правонарушителя (ст. 227, 281 КоАП).

Упомянутые признаки corpus delicti во многом соответствуют дефинициям правонарушений УК РФ, но имеются и существенные различия:

1) в ст. 21 УК содержится дефиниция невменяемости. Различия со ст. 20 КоАП заключаются в том, что в случае совершения преступления в состоянии невменяемости судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (ч. 2 ст. 21, а также разд. VI УК), однако совершение невменяемым административного проступка не сопряжено с назначением указанных принудительных мер;

2) важнейшим признаком невменяемости при совершении административных проступков и преступлений является то, что лицо не могло отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

В отличие от КоАП, уголовное правонарушение, совершенное вменяемым лицом, которое во время совершения правонарушения в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактиче-

ский характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности (ч. 1 ст. 22 УК). В отдельных случаях уголовное преследование распространяется и на вменяемых, но психически больных лиц, что исключено при совершении административных правонарушений. Таким образом, факт наличия у правонарушителя, совершившего уголовное преступление или административный проступок, психической болезни, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния не свидетельствует о его невменяемости;

3) при определении понятия «крайняя необходимость» УК вводится дефиниция превышения пределов крайней необходимости (ст. 39), отсутствующая в КоАП (ст. 18), однако это понятие УК во многом соответствует признакам, указанным ст. 18 КоАП. В действиях лица в состоянии крайней необходимости состав административного проступка отсутствует только в тех случаях, когда угражавшая частноправовым и общегосударственным интересам опасность не могла быть предотвращена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный, - эти правовые критерии, указанные в ст. 18 КоАП, в соответствии с ч. 2 ст. 39 УК квалифицируются как критерии превышения пределов крайней необходимости.

Физическое лицо, действующее в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны, всегда причиняет вред. Однако от общественной опасности вреда и иных квалифицирующих признаков зависит факт наличия состава административного правонарушения (см. ст. 18, 19 КоАП).

Освобождение от административной ответственности возможно также тогда, когда уполномоченное должностное лицо (государственный орган) сочтет правонарушение малозначительным. В этом случае выносится устное порицание, которое не влечет правовых последствий для правонарушителя. Под «малозначительностью правонарушения» подразумевается, что в действиях правонарушителя отсутствует угроза причинения вреда либо причиненный вред не повлек за собой общественно опасных действий, например ущерба частным или общегосударственным интересам.

При определении субъекта административного правонарушения необходимо учитывать наличие специальных признаков, которые могут существенно повлиять на квалификацию проступка.

Один из таких специальных признаков определяется статусом лица, совершившего административное правонарушение. Санкции многих составов административных проступков предусматривают применение более жестких карательных мер в тех случаях, когда правонарушитель явля-

ется должностным лицом (ст. 15 КоАП). КоАП не содержит определения этого понятия, однако дефиниции должностного лица закреплены УК.

Под должностными лицами следует понимать граждан, осуществляющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных и муниципальных органах (учреждениях), а также в Вооруженных Силах Российской Федерации и ведомственных воинских формированиях.

При истолковании этого определения важно иметь в виду функции, характеризующие статус должностного лица, но не форму их осуществления - например, на граждан, временно или постоянно наделенных указанными полномочиями, также распространяется статус должностного лица.

Важнейшим признаком должностного лица является наделение его властными полномочиями соответствующими государственными или муниципальными органами (учреждениями). К этой категории лиц относятся руководители всех уровней — министры, директора государственных (муниципальных) предприятий, начальники отделов и другие лица, осуществляющие функции организационного распорядительства, действия которых влекут за собой возникновение, изменение или прекращение общественных отношений.

Для квалификации правового положения должностного лица не имеет значения объем его функций, однако он может учитываться при квалификации административного проступка, т.е. при наложении административных взысканий.

Таким образом, по смыслу УК статус должностного лица распространяется только на физических лиц, действующих в сфере публичного права. В то же время примеч. 1 к ст. 201 УК выделяет особую группу должностных лиц, именуемых в законе лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или некоммерческой организации*. Квалифицирующие признаки этой группы должностных лиц, действующих в сфере частного права, идентичны функциям организационного распорядительства, осуществляемым государственными (муниципальными) должностными лицами, т.е. функциям в сфере организационно-распорядительной или административно-хозяйственной деятельности, однако должностные лица этой группы не наделены государственно-властными полномочиями. К ним относятся прежде всего физические лица, занимающие руководящие должности в коммерческих и некоммерческих организациях. Властные полномочия не делегированы им государственным (муни-

1 За исключением некоммерческих организаций, действующих в публично-правовой сфере.

ципальным) органом, они обладают ими как субъекты частноправовых отношений и наделены ими как руководители организаций, основной целью которых является извлечение прибыли.

Властные полномочия директоров, руководителей департаментов, отделов, иных структурных подразделений коммерческих организаций по содержанию тождественны государственно-властным полномочиям. Обладающие ими лица вправе распоряжаться вверенным им имуществом, налагать дисциплинарные взыскания, заключать, изменять и расторгать трудовые договоры (контракты). Однако содержание их властных полномочий ограничено законом: они, в частности, не вправе осуществлять многие административно-распорядительные функции в сферах обороны, безопасности, внутренней и внешней политики, относящиеся к прерогативам государственных должностных лиц.

КоАП также предусматривает разграничение статуса двух групп должностных лиц. В соответствии со ст. 15 КоАП в качестве административного правонарушения квалифицируются нарушения должностными лицами правил, выполнение которых входит в их служебные обязанности, однако многие нормы КоАП предусматривают ответственность и негосударственных должностных лиц (ст. 138, 1391 - 1393 и многие другие).

Служебные обязанности должностных лиц отражают содержание их функций в сфере административного распорядительства, они, как правило, регламентируются в законах и иных подзаконных актах (всегда нормативных), в том числе в актах коммерческих и некоммерческих организаций, в актах, издаваемых министерствами, ведомствами, исполнительно-распорядительными муниципальными органами: приказах, должностных инструкциях и т.д.

КоАП установлен специальный правовой режим административной ответственности для особой категории должностных лиц - военнослужащих.

Административная ответственность военнослужащих, включая лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, регламентируется не КоАП, а дисциплинарными уставами. КоАП предусматривается возможность распространения на указанных лиц административной ответственности за совершение отдельных проступков, предусмотренных ст. 115 - нарушение водителями транспортных средств правил дорожного движения, ст. 118 - нарушение тех же правил, повлекшее причинение материального ущерба или легких телесных повреждений, ст. 122 - нарушение этих правил участниками дорожного движения, гражданами, управляющими велосипедами, мопедами и т.п., а также пешеходами, ст. 85 - нарушение правил охоты и рыболовства, ст. 183, 1831 - 1833 -

различные разновидности нарушений пограничного режима, ст. 186 -нарушение таможенных правил, ст. 187 — контрабанда.

Возможность распространения предписаний КоАП на указанных лиц фактически неосуществима, поскольку все наиболее суровые административные взыскания (в том числе исправительные работы и административный арест) к ним не применяются. Например, на военнослужащих невозможно наложение четырех из восьми видов взысканий, предусмотренных ст. 24 КоАП (помимо упомянутых выше штрафа и лишения права управления транспортными средствами).

Особым статусом в сфере административной юрисдикции обладают иностранные граждане и лица без гражданства. Во многих случаях на этих лиц распространяется иммунитет, а предписания, предусмотренные КоАП, к ним не применяются. Возможность иммунитета имеет место только при наличии соответствующих международных договоров, предусматривающих освобождение от ответственности за проступки иностранцев в России и граждан Российской Федерации - в стране пребывания. Во всех остальных случаях, т.е. когда проблема иммунитета иностранцев в сфере административной юрисдикции не урегулирована на дипломатическом уровне, они несут административную ответственность на общих основаниях с гражданами Российской Федерации.

При толковании ст. 17 КоАП необходимо иметь в виду, что фактически она распространяется не только на граждан иностранных государств и лиц без гражданства (апатридов), но и на лиц с двойным гражданством (бипатридов), а также на подданных монархий.

Таким образом, разрешая проблему административной ответственности иностранных физических лиц, следует прежде всего руководствоваться конституционной нормой (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), в соответствии с которой предусматривается приоритет правил международного договора над предписаниями внутреннего права, в том числе определенными КоАП и федеральными законами (см. также ч. 2 ст. 17 КоАП).

Административные санкции, налагаемые на граждан России - должностных лиц, возглавляющих соответствующие корпоративные образования в сферах частного и публичного права (например, органы государственной власти, коммерческие и некоммерческие предприятия, государственные унитарные предприятия и иные), оказывают прямое или опосредованное воздействие на статус возглавляемых ими юридических лиц.

Субъективная сторона состава административного проступка предусматривает наличие вины в форме умысла и неосторожности (о чем мы уже говорили в предыдущих параграфах настоящего учебника).

<< | >>
Источник: Агапов А.Б.. Административная ответственность: Учебник. - М.: Статут, - 251 с.. 2000

Еще по теме § 4. Юридический состав административного правонарушения:

  1. 8.3. Кодекс города Москвы об административных правонарушениях: структура и юридическая новизна
  2. § 5. Состав административного правонарушения
  3. § 6. Административные правонарушения
  4. Тема 15. Административная ответственность за отдельные виды административных правонарушений
  5. Тема 16. Административное правонарушение
  6. Понятие, признаки и состав административного правонарушения
  7. Понятие, признаки и состав административного правонарушения
  8. Участники производства по делам об административных правонарушениях
  9. Стадии производства по делам об административных правонарушениях
  10. ВОПРОС 52. Юридический состав административного правонарушения
  11. § 2. Юридический состав административного правонарушения
  12. Правила квалификации административных правонарушений
  13. Глава 9. Примеры из практики Верховного Суда РФ по делам об административных правонарушениях
  14. 10.2. Административные правонарушения в коммерческой деятельности
- Кодексы Российской Федерации - Юридические энциклопедии - Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административное право (рефераты) - Арбитражный процесс - Банковское право - Бюджетное право - Валютное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Диссертации - Договорное право - Жилищное право - Жилищные вопросы - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Коммерческое право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право Российской Федерации - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Международное право - Международное частное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Основы права - Политология - Право - Право интеллектуальной собственности - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Разное - Римское право - Сам себе адвокат - Семейное право - Следствие - Страховое право - Судебная медицина - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Участникам дорожного движения - Финансовое право - Юридическая психология - Юридическая риторика - Юридическая этика -